Вход

«Живое»: Чужой на минималках

«Живое»: Чужой на минималках

В качестве слогана для фильма тут отлично подошла бы, пожалуй, самая популярная и заезженная цитата Сент-Экзюпери: «Мы в ответе за тех, кого приручили». Единственное, её стоило бы немного дополнить: «Иначе они убьют нас и всех наших друзей». Новый триллер Дэниэля Эспиносы именно про это.

Текст: Максим Полюдов

Команда космонавтов чудом получает образец грунта с Марса и обнаруживает в нём настоящую жизнь – пусть и одноклеточную. Однако клетка находится в глубоком анабиозе, никак не реагирует на внешние раздражители и попросту кажется мёртвой. Тогда Хью Дерри, научный ум экипажа, создаёт для неё условия, в которых та сможет начать эволюционировать: больше глюкозы, меньше кислорода и никакой магии. В итоге это даёт свои плоды, а клетка делится в геометрической прогрессии, что, конечно, радует шестерых космонавтов, ведь они относятся к инопланетной форме жизни как к собственному ребёнку.

И вот уже она резво скачет по своей «камере» и, вроде бы, дружелюбно хватает за палец своего создателя. Но не пройдёт и суток, как Келвин – а именно такое имя ему дали школьники Земли – превратит руку учёного в кусок мяса с переломанными костями, а потом попытается убить всех членов экипажа.

Враждебно настроенный инопланетянин, группа космонавтов, закрытое пространство космической станции. Где-то мы всё это уже видели, не правда ли? Но режиссёр и не скрывает, откуда ноги растут. Эспиноса прямо заявил, что вдохновлялся каноническим «Чужим», и это видно невооружённым глазом. Даже Келвин смутно напоминает лицехвата.

На самом деле сюжет крайне прост, но от этого не менее занятен. Несмотря на то, что действие «Живого» разворачивается по большому счёту предсказуемо, следить за ним интересно. Возможно, потому что тут, вопреки негласным правилам триллеров, герои практически не тупят и чаще всего принимают вполне рациональные решения. Главный механик остался в изолированной комнате с вышедшим из-под контроля инопланетянином? Прости, друг, у нас техника безопасности, хотя мы, конечно, попытаемся сделать всё возможное. Другое дело, что Келвину условная глупость героев не нужна – он и без посторонней помощи прекрасно справляется с уничтожением жизни в космосе.

Режиссёр, кажется, сделал невозможное: на фоне десятков вышедших за последние годы фильмов про холодный космос он создал простейшее и в то же время зрелищное кино, которое клещами держит внимание. Дело в том, что на бумаге такой шаг выглядел регрессом: ну кто в здравом уме в 2017-м будет снимать космическую мясорубку, особенно если есть нолановский «Интерстеллар» или библейский «Прометей»? Но, как известно, лучшее – враг хорошего, а всё гениальное – просто. Потому – внезапно – такой подход оказался очень даже ничего. И уж тем более от человека, снявшего совершенно провальный «Номер 44».

Что касается актёрского состава, он здесь действительно разношёрстный. Американцы, японцы, русские. Последние, вопреки всё тому же «Номеру 44», в кои-то веки показаны не вселенским злом. Их олицетворение – капитан МКС Екатерина Головкина в исполнении Ольги Дыховичной – храбрая, рассудительная, умная женщина, способная на подвиг, что она не преминёт продемонстрировать. В целом же голливудские звёзды вроде Джейка Джилленхола, Райана Рейнольдса или Ребеки Фергюсон сияют не так уж и ярко в пространстве безлюдного космоса, а их индивидуальная игра как-то меркнет и теряется. Главное, героям веришь и сопереживаешь, но остаётся стойкое ощущение, что место каждого из них мог бы занять любой талантливый «ноунейм» – фильм бы от этого точно ничего не потерял, разве что в бюджете.

В целом, «Живое» – крепкий клаустрофобный триллер. Для кого-то на один раз, для кого-то, возможно, с перспективой неоднократного пересматривания. Но так или иначе это отличный аперитив к грядущему «Чужому», от которого ждут гораздо больше, ведь Ридли Скотт собирается сделать практически невозможное – прыгнуть выше собственной головы.

Сходить на «Живое» в кинотеатрах Кемерова

вверх