Вход

«Время первых»: как Родина прикажет

«Время первых»: как Родина прикажет

Негероический фильм о героях, или чем «Время первых» лучше «Гравитации»: расскажем о том, чем запомнится одна из самых ожидаемых отечественных премьер года.

Текст: Настя Роску
Фото: mail.ru, ovideo.ru,
hellomagazine.com, film.ru

По хорошему, фильму «Время первых» вообще не нужен синопсис. Каждый житель страны историю о первом выходе человека в космос должен знать наизусть, также как хронологию Великой отечественной войны и несколько стихотворений Пушкина. Из таких вещей состоит национальная гордость. Но порядком подрастеряв патриотизм в 90-х и начале 2000-х, мы всё же забываем о том, что сделало нашу страну такой, какая она есть. Поэтому вот краткий пересказ.

Холодная война, гонка вооружений. Выход советского человека в открытый космос запланирован на 1967 год, но Америка ускорила свою программу, а значит надо торопиться. И вот в 1965 году космический корабль «Восход-2» с Алексеем Леоновым и Павлом Беляевым на борту поднимается к звёздам, чтобы совершить прорыв мирового значения. Но как полагается настоящей истории о героизме, в этом полёте почти сразу всё идёт не так. Не будем рассказывать, чтобы оставить зрителям, которые не в курсе, простор для познания, но отметим, что речь пойдёт не только о раздувшемся скафандре, но и о передозировке кислорода, первой посадке космического аппарата вручную и выживании в тайге во время снежной бури. Кто-то скажет, что в «Гравитации» и круче было, но окажется не прав. «Гравитацию» придумали от первого до последнего кадра. «Время первых» — реальная история о реальных людях, что автоматически даёт ей 100 очков вперёд.

Сюжетно фильм делится на две части: в первой зритель видит этапы подготовки к полёту, постройку корабля и прочие прелюдии. Когда такие моменты демонстрируются в голливудских фильмах, они почему-то не режут глаз. Но вот в советском антураже всё это выглядит как-то натянуто. И только зритель начинает думать, что шумиха вокруг картины решительно не оправдана, фильм резко ставит его на место, заставляя буквально прилипнуть к экрану. Вторая часть — визуальная и эмоциональная феерия, которая начинается ровно с того момента, когда герои покидают Землю. Тут есть все элементы, которые необходимы отличной космической драме. Изоляция, борьба за выживание, юмор, который разряжает обстановку, и снова борьба за выживание. Причём снято всё это с технической точки зрения, великолепно. Первый шаг в открытый космос зритель переживает так, словно сам оказался на месте героя. Не к чему придраться, даже если бы захотелось.

С персонажами, напротив, всё вышло немного странно. Вопреки ожиданиям, стопроцентный лидер всего повествования — генеральный конструктор ракетно-космической промышленности СССР Сергей Королёв, а совсем не Леонов. Образ Королёва, воплощенный на экране непререкаемо талантливым Владимиром Ильиным, выделяется не только из массы второстепенных персонажей, но нет-нет, да и затмевает главных героев. Отчаянно положительный персонаж и единственный человек во всём бюро и всём Кремле, которому есть дело до жизней космонавтов. Леонов же по фильму становится каким-то странным симбиозом волевого человека с безбашенным подростком. То он стремглав кидается в авантюру, то проявляет удивительную стойкость и холодность рассудка в решении внештатных ситуаций.

Особенно странным выглядит выбор актёра на главную роль. С одной стороны, Евгений Миронов — один из самых выдающихся актёров своего поколения и ему под силу сыграть кого угодно. С другой, Миронову 50, а Леонову на момент полёта было чуть больше 30. Поэтому реакции героя иногда кажутся очень притянутыми. А вот Константин Хабенский не зря был приглашён на роль без каких-либо кастингов. Павел Беляев в его исполнении личность сложная, несмотря на внешнее спокойствие. Такие роли Хабенскому удаются лучше всего.

Удивительным образом «Времени первых» удалось избежать характерной для подобный историй пафосности. За всё время просмотра зрителя ни разу не тычут лицом в факт: «Леонов — герой». Фильм стал ярким рассказом об очень сложной и опасной профессии — космонавт, но ни как не брызжущим слюной восторга и подобострастия восхвалением чьего-либо героизма. Достойная картина, которую не стоит пропускать.

вверх