Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока

«Трансформеры: Последний рыцарь»: тотальный фейспалм

«Трансформеры: Последний рыцарь»: тотальный фейспалм

Для создателя франшизы «Трансформеры» Майкла Бэя пятый фильм стал последним. Покидая режиссёрское кресло, Бэй очевидно решил отомстить зрителям и критикам за все плохие оценки и «Золотые малины». Так на экранах мира появилось зубодробительно глупое и почти невыносимое зрелище под названием «Трансформеры: Последний рыцарь».

Текст: Настя Роску
Фото: film.ru

В мире идёт война людей и машин. Покрытый ледяной коркой Мегатрон летит на Кибертрон в поисках своих создателей. Результат ничем хорошим не оборачивается, и вот Мегатрон, Кибертрон и какой-нибудь ещё «трон» — какая разница, их имена всё равно никто не вспомнит — бодрой компанией приближаются к Земле, чтобы её поглотить.

В это время предприимчивый британский лорд находит Кейда Йегера и историка Вивиан Уэмбли, и посвящает их в тайны трансформерского двора. В итоге все собираются вместе около Стоунхенджа и начинается битва за планету.

Кажется, что сюжетная канва картины придумывалась кем-то в порядке бреда. Разговор на студии был примерно таким: «Что бы нам такого придумать? А пусть будет король Артур. Пусть он воюет с варварами, а Мерлину выдадут суперпосох, которым можно всех победить. А потом они создадут общество хранителей тайны истории Транформеров на Земле! Короче, как у Дэна Брауна, только с машинками. Так и оставим?».

Так и оставили. А ещё притянули сиротку, Мегатрона — перебежчика, изголодавшуюся профессора истории и Хопкинса. Если уж творить маразм, то по полной программе.

Даже если быть очень милосердным при подсчёте минусов фильма «Трансформеры: Последний рыцарь» — охрипнешь. С первых кадров с Артуром зритель начинает подозревать неладное. Всё сразу выглядит притянутым за уши, как будто это не фильм, а социальный эксперимент «Сколько ты продержишься перед тем, как послать всё к Кибертрону и уйти из зала?». Единственное, что выглядит достойно — эффекты и трюки. Но театр абсурда между ними на технической стороне вопроса сосредоточиться не даёт.

Главные герои: букет невнятных штампов. Мерлин в фильме принимает самые важные решения подшофе — подозреваем, что Стэнли Туччи, который его играл, контракт подписывал в таком же состоянии — и сильно старается вести себя как Джек Воробей. Трагическая Изабелла прибывает только в одном душевном состоянии — в истерике. Профессор истории, философии и литературы — умная барышня — выглядит как модель Victoria's Secret и с трудом сдерживается, чтобы не лизнуть кубики Уолберга. Фигуристая заучка с нехваткой секса — привет, объективация.

И, конечно, великий Хопкинс, который даже не пытается скрывать, что тоже находит всё это идиотизмом. Разве что не смеётся, глядя в камеру. Не будем его осуждать. Много ли радостей в жизни у пенсионеров. Не носочки же вечерами вязать Ганнибалу всея кино.

Вся франшиза «Трансформеры» рассчитана на подростков — никто этого не скрывает. Предполагая, что подрастающее поколение — сплошь неучи и лоботрясы, сценаристы никогда не заморачивались ни над диалогами, ни над юмором.

На этот раз всё пошло особенно паршиво. В фильм добавили скабрёзностей. «Оно ласкает или крепко сжимает?» — спрашивает Вивиан Кейда, когда древний трансформ-амулет заползает ему в штаны. А рейтинг у фильма 12+.

Радует, что кемеровские дети юмор не оценили и сидели в зале тихо, должно быть, размышляя, стоит ли попкорн и газировка двух с половиной часов откровенной чуши. Что за глупости, в их возрасте, конечно, стоит. А вот зрители постарше мучений не скрывали. В моменте, когда сюжет приполз к тайному обществу, кто-то с верхнего ряда выдохнул «О, господи...».

Жаль, нельзя «раскупить» билет обратно, уговорить всех жителей Земли сделать тоже самое и с удовольствием посмотреть на то, как студия к чертям закроет проект за неокупаемостью. Но зная создателей, они и из этого сделают кино. «Транформеры: Месть зрителей» — так и оставим.

вверх