Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока

Рецензия. «Книга джунглей»: шедевр тропической зоны

Рецензия. «Книга джунглей»: шедевр тропической зоны

Каскад перерождений классики мультипликации от компании Disney продолжается. Не так давно зритель видел ремейк «Золушки» 2015, и вот уже подоспела «Книга джунглей». О том, каким получился новый ремейк, расскажем ниже.

Текст: Сергей Доводный
Фото: movies.disney.ru


Оригинальный фильм вышел в 1967 году, но до России он добрался лишь 20 лет спустя. Видимо от этого советская экранизация известной книги Редьярда Киплинга сердцу ближе. Полноценный дубляж вышел лишь в 2007 и не создал когнитивного диссонанса у детей девяностых — лишь в 2007 те, кто не читал Киплинга, узнали, что Багира — самец. Зритель же иноязычный Багиры-самки не знает, никогда не задавался вопросом «Почему пантера родила рыжих детей?» и вообще считает историю Маугли легкой и развеселой. Советского же человека готовили к реальности с малых лет, поэтому мрачные краски, поэтому торжество саспенса, поэтому рыжие дети пантеры. Каждому свое.


Новая «Книга джунглей» уже вторым своим кадром заставит брови выглянуть из-под дужек 3D-очков в приступе удивления и восторга. Сразу после панорамы Замка Диснея взгляд камеры унесет зрителя в тропический рай. И к этой картинке придется привыкнуть — визуальный ряд здесь великолепен. Вполне возможно, что лучшей графики в этом году мы не увидим, а значит и «Оскар», скорее всего, отправится в диснеевские руки. Вообразите лучшее, что могут создать CGI-эффекты, затем умножьте на два, и в итоге получите «Книгу джунглей». Цветовая палитра, волоски шерсти, развевающиеся на ветру, природные катаклизмы. Говорят, что кино — это новое и улучшенное воплощение религии. Оно дает ощущение чуда, но не заставляет в это чудо верить. «Книга Джунглей» — это чудо, в которое не поверить не получится.


Нил Сетхи верит не меньше зрителя. Он — Маугли, который стоит не на фоне зеленого экрана, обнимает не куклу, вместо которой подрисуют добродушного медведя, и пугается не наезжающей на него камеры. Его эмоции настолько натуральны, что зритель забывает о том, что и друзья и враги Маугли — это просто графика.

Маугли задорный, как и в оригинальном фильме, однако теперь он еще и живой. Хрупкое тело ребенка не подходит для опасных джунглей. На герое кадр за кадром появляются ушибы, царапины. И они никуда не пропадут до финальных титров. Грязь не исчезнет, пока её не смоют. Зрителю говорят «храброму и небо покорится», но тут же добавляют: падать все-таки больно. Детское кино изрядно повзрослело.


Всю разницу между фильмами 1967 и 2016 года можно понять, сравнив два воплощения образа Короля Луи — да простит нас Киплинг, который о таком персонаже ничего и не слыхал. Луи был орангутангом, весельчаком и джазменом. Персонаж комичный и, несмотря на негативные помыслы, отрицательным его назвать не получится. Теперь Король бандар-логов Луи стал гигантопитеком. Огромный, могущественный. Дети в зале говорили, что им страшно. Как и Луи, «Книга джунглей» стала чем-то огромным. Но, как и Луи, который все же успевает спеть пару строк на блюзовый манер, «Книга Джунглей» не забывает о своем прошлом.

Главная песня фильма — песня Балу, которую можно назвать прародителем философской идеи «Акуна Мататы» из фильма «Король Лев», в русском дубляже перепевается слово в слово и на тот же манер, что и в старой версии. Ей посвятили всего полминуты, но каноническая сцена плывущего на спине медведя с Маугли на животе успела мелькнуть. К слову, в этой сцене появляется единственный кадр, к которому можно подкопаться с визуальной точки зрения: мокрая медвежья морда выглядит, на общем великолепном фоне, плохо.

Русская озвучка неоднородна. Голос «нашего» Короля Луи подкачал, в оригинале за персонажа говорит Кристофер Уокен. Багира, который должен был звучать как Бен Кингсли, в русском дубляже явно теряет силы в образе наставника. А ведь можно было взять, вместо Владимира Левашева, Никиту Прозаровского, которого отечественный зритель и так ассоциирует с Кингсли по фильмам «Прогулка», «Остров проклятых», «Хранитель времени» и другим. Его голос и ближе и роднее.


За озвучкой русской есть претензии и к озвучке оригинальной. Неподготовленный зритель испытает горечь негодования, когда услышит Каа. Мало того, что он — «она», так он еще и весьма юная «она». Каа — самка. Каа, как и в фильме 1967, персонаж отрицательный. Скарлетт Йоханссон для такой роли — выбор весьма странный.

Подводя итог, следует сказать следующее: там за большим океаном уже многие десятилетия старый Disney — спутник юнца по тропинке во взрослую жизнь. И сегодняшняя «Книга джунглей» — это прежде всего дань уважения. Это огромный мир, в который искренне веришь. Кино несомненно детское, но при этом способное напугать.

вверх