Вход

И разверзлись хляби небесные

И разверзлись хляби небесные

Фильмы-катастрофы, как правило, всегда долгожданны минимум по двум причинам. Первая – их можно пересчитать по пальцам, вторая – люди любят масштаб и глобальные разрушения (разумеется, только в кино). Вот почему все успели заскучать со времён норвежской «Волны», а уж ничего «голливудского» после «Разлома Сан-Андреас» не было и вовсе. Как ни крути, спецэффекты тут нередко ставят во главу угла. В принципе, с «Геоштормом» так и получилось.

Текст: Максим Полюдов

В будущем Землю атаковали всевозможные катаклизмы – ураганы, штормы, засухи, дожди, грады и всё в таком духе, твёрдо намекающее на приближающийся апокалипсис. Человечество не без труда осознало, что ни одна отдельная нация не справится с подобной угрозой, поэтому все срочно объединись и создали сеть спутников, которая контролирует природные явления. Её назвали «Голландец» – в честь одной старой сказки.

Команду учёных из 17 стран возглавлял Джейк Лоусон – до тех пор, пока руководство не посчитало его слишком «самостоятельным» и не заменило Джейка на его же брата, который и в космосе-то не был. Обиженный творец уехал на задворки мира: в американскую пустыню недалеко от космической станции, где пил и собирал двигатели старых автомобилей. Но спустя три года «Голландец» внезапно стал сбоить, то замораживая людей в жарких странах, то поджигая зимнюю Москву. Конечно же, с этим может справиться только Джейк – и никак иначе.

На первое место здесь выходят именно CGI-эффекты, на второе – Джерард Батлер. Третьего, увы, нет – остальные герои, их диалоги, мотивация, сюжетная линия настолько невнятны, что хочется включать звук только на эпических сценах разрушения крупнейших мегаполисов мира. Ничего удивительного в этом нет – киноленте пророчили провал ещё задолго до её выхода.

Режиссёр фильма Дин Девлин, тройной номинант на «Золотую малину», решил собрать всевозможные клише в одном месте, вдохновившись «2012», «Послезавтра» и иже с ними. Крадут все, здесь нет ничего страшного – но некоторые делают это как художники, а некоторые – как Дин Девлин. То есть, бездумно и бездарно. В итоге «Геошторм» под завязку набит приёмами, которые зритель уже где-то и когда-то видел. Война двух братьев, которая разрешается за двухминутный диалог? Есть. Мировое господство США, в котором президент – марионетка и невинный ягнёнок? Есть. Прокаченное красноречие главных героев, которое за три слова способно убедить кого угодно и в чём угодно? Тоже есть. И это опуская тот факт, что сам сюжет не менее фантастичен, чем повсеместные разрушения: огромная сеть из тысяч спутников, взломанная умелым вирусом, перестроившаяся в боевой режим буквально за пару часов.

Но героям на это плевать – они уже рвутся спасать мир, попутно распутывая теорию заговора. Правда, рассказывая о ней кому не попадя: в том числе, и потенциальным врагам. Но кого это волнует, если хорошие парни всё исправят, да ещё и собой пожертвуют? А они жертвуют с завидным упорством, будто бы жизнь на Земле ничего не стоит. Но только на первый взгляд, ведь отсутствие хэппи-энда невозможно по канону. И, как водится, за главного героя весь мир переживает сильнее, чем за гибель десятков тысяч людей – шут с ними, их-то не показывают по новостям в прямом эфире из космоса!

«Геошторм» вгоняет в уныние своей сюжеткой, но хотя бы даёт минут двадцать от общего хронометража, чтобы насладиться полнейшим апокалипсисом, разыгрывающимся тут во всей красе – есть даже молнии, которые словно точечно метает громовержец Зевс откуда-то с Олимпа. Пожалуй, это единственное, почему стоит смотреть кино на больших экранах (и в принципе). Но при одном условии: если все остальные фильмы-катастрофы засмотрены донельзя. В любом другом случае зрителя обязательно настигнет разочарование.

вверх