Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока

«Голодные игры. Сойка-пересмешница. Часть II»: все однажды заканчивается

«Голодные игры. Сойка-пересмешница. Часть II»: все однажды заканчивается

«Голодные игры. Сойка-пересмешница. Часть II» — долгожданный финал суперпопулярной саги «Голодные игры», сюжет которой основан на одноименном романе американской писательницы Сьюзен Коллинз. Трилогия, которая позиционировалась как история для подростков, с выходом кинематографической версии набрала огромное количество фанатов всех возрастов по всему миру. Поэтому с 19 ноября во всех кинотеатрах страны можно наблюдать толпы желающий узнать, чем же кончилось дело. А дело кончилось весьма неоднозначно, о чем и расскажем дальше.

Автор: Анастасия Проскурякова
Фото: lionsgate.com

Напомним поклонникам и просветим тех, кто не в курсе, что суть Голодных игр состоит в игре на выживание среди юношей и девушек от 12 до 18 лет. Изначально вся эта затея с играми была своеобразным наказанием простых жителей воображаемого государства Панема за бунт многолетней давности. Но время шло и Игры из административного подзатыльника превратились в остросюжетное реалити-шоу, транслируемое в прямом эфире по всей стране.



Китнисс Эвердин — главная героиня саги. Молодая охотница вызывается участвовать в народной забаве, чтобы уберечь свою младшую сестру от страшной участи быть убитой на арене. Незаметно для себя, Китнисс становится символом революционного движения.



«Голодные игры» — это наглядный пример того, как попытка соединить несколько идей сразу, приводит к тому, что создатели забывают, с чего они начали. А начали они с сильной и очень откровенной критики общества потребления, где в погоне за развлечениями мы медленно, но верно теряем человеческий облик. Однако идея эта загнулась где-то между второй и третьей частями саги, когда трагедия бедной девочки из личной превратилась в публичную, а повествование накренилось к бесконечным революционным призывам.

При этом, если первая часть саги была хороша новизной и дерзостью Китнисс, вторая — динамикой, а третья драматичностью, то вот про четверную сказать как бы и нечего. С одной стороны, обилие диалогов и задумчивых пауз, которые толком ничего не выражают. Даже невероятно одаренный актерский состав, где каждый достоверен на 100% в каждом слове, не справился с непосильной задачей показать чувства там, где их, судя по всему, даже не было в сценарии. И это весьма удручает после остро-эмоциональных моментов той же третьей части фильма. Вспомнить хотя бы речь у госпиталя и песню Китнисс, с которой люди без страха идут умирать.

С другой стороны, говорить персонажам некогда: то что-то взрывается, то на них течет черная жижа неизвестного генезиса, то по канализации бегут какие-то странные зубастые существа — какие уж тут разговоры. На спецэффекты потрачено не мало средств и сил, но опять же непонятно зачем. Взрывы можно наблюдать в любом блокбастере, а вот Китнисс Эвердин одна. И её фирменная искренность, прямолинейность и человечность — это именно то, что в этом фильме саги терпит явные убытки.



«Голодные игры. Сойка пересмешница. Часть II» — может показаться несколько смазанным и туманным, но если вы умеете отделять зерна от плевел, вы наверняка сможете и в нем найти что-то стоящее. Например, несколько очень ценных фраз о цикличности насилия, вседозволенности военного времени и нравственных аспектах власти.

вверх