Вход

«Тезисы»: семь лет нескончаемого искусства

«Тезисы»: семь лет нескончаемого искусства

Не так давно закончился международный фестиваль «Тезисы», для которого этот год, пожалуй, стал судьбоносным: смена привычной площадки и прекращение финансирования. Как следствие – шаткое положение дел и абсолютная неопределённость по поводу того, что нас ждёт в 2017-м и ждёт ли вообще. Поэтому вместе с его идейным вдохновителем, Александром Марквартом, мы решили провести небольшую ретроспективу, чтобы вспомнить, с чего же начинались «Тезисы» и к чему они в итоге пришли.

Текст: Максим Полюдов
Фото: Олег Новиков, Максим Киселёв,
Рима Саргсян, Владимир Ерофеев
Иллюстрации: Евгений Курсков
Видео: Аксинья Наумова

2010 год

Изначально «Тезисы» задумывался как фестиваль, который соберёт сибирских музыкантов, играющих в непопулярном экспериментальном направлении. В итоге он объединил три города: Кемерово, Томск и Новосибирск. Идея делать «Тезисы» чисто музыкальными отпала в тот же год – плюсом к выступлению групп стали фото- и видеоработы и даже хэппенинг, вовлекающий в процесс всех зрителей.

«Первые «Тезисы» проходили два дня в апреле. Всё было настолько хорошо и душевно, что решили в следующем году делать фестиваль ещё раз. Вот так он и стал ежегодным», – вспоминает Александр Маркварт.

2011 год

Следующие «Тезисы» случились через год, в мае — оттого и стали «Майскими» — и тоже продолжались два дня. География пополнилась Юргой, а список участников расширился: на смену прошлогодним группам пришли новые. Тогда-то впервые помещение театра «Встреча» превратилось в некоторое выставочное пространство, потому что иначе экспозицию Олега Новикова и АРТ-пропаганды негде было разместить.

Александр Маркварт говорит, что для SIC этот год стал очень важным – на «Тезисах» прошло их первое официальное выступление, где они сделали упор на импровизацию, которая в дальнейшем будет одной из их главных фишек.

«Ещё на этом фестивале мы первыми в городе сделали 3D-mapping – штуку очень дорогую и технологичную. Это был сложный проект Бориса Афанасьева, под который пришлось полностью перемонтировать сцену. Он назывался «Бумажный альбом».

Фестиваль закончился премьерным (и единственным) показом интерактивной пьесы «Зае**сь!», рассказывающей о похождениях Сергея Сергеева и Ларисы Лапиной. Многие из зрителей углядели в названии характеристику прошедших «Тезисов».

2012 год

У «Тезисов» появилось финансирование, так как КемГУ решил поддержать уникальный проект, проходящий на его территории. Это позволило превратить фестиваль из сибирского в российский, так как появился бюджет, чтобы привезти музыкантов из других городов. Конкретнее: из Москвы (Галерея Актуальной Музыки) и Санкт-Петербурга (Илья Белоруков). ГАМ-ансамбль отыграл премьерную программу для Кузбасса, а Белоруков исполнил импровизационный сет на саксофоне.

«Возникла ситуация, что мы запустили свой лейбл, делали «Ночь музеев» и «Тезисы», но в то же время понимали, что без коммуникаций в искусстве ты рискуешь замкнуться сам в себе и перестать развиваться. Потому хотели привезти кого-то извне, чтобы эти люди могли посмотреть на культурную ситуацию в Кемерове. К тому же всегда интересно пообщаться с музыкантами из других городов и стран».

Тогда же хронометраж фестиваля увеличился до трёх дней. Выставочное пространство тоже хотели расширить, задействовав часть концертного зала КемГУ, но по техническим причинам этого сделать не удалось. Пришлось ограничиться дополнительной лестницей и коридором за этим залом.

2013 год

Знаменательный год для «Тезисов», потому что они становятся международными, так как финансирование возросло в несколько раз. По мнению Александра Маркварта, это был уникальный случай в России: университет спонсировал фестиваль экспериментального искусства, аналогов которого в стране попросту нет. В нём приняли участие музыканты из Франции, Польши, Швеции и Италии.

«Самое яркое воспоминание, связанное с этим годом, это то, как потерялись иностранцы. Их должен был встретить человек на вокзале, но они приехали на час раньше и сразу пошли в какой-то бар. У них там украли ноутбук, выгнали, в итоге они болтались по городу до самого утра. Мы даже ездили в полицию, но они ничего сделать не смогли. В 9 утра мы их нашли в какой-то кафешке».

Тогда же Кемерово посетила «первая звезда мирового класса» – Mikolaj Trzaska (Миколай Тшаска), фриджазовый саксофонист из Польши, а также Pierre Borel (Пьер Борель) из Франции и Joel Grip (Джоэль Грип) из Швеции, Stefano Ferrian (Стефано Ферриан) из Италии. С последним Александр познакомился в Петербурге, он изъявил желание как-нибудь приехать в Сибирь, и такая возможность у него появилась очень скоро.

«По возвращении домой многие из иностранных гостей стали рассказывать про наш фестиваль. В основном из-за атмосферы, потому что на «Тезисах» она всегда была крутой. Именно так мы стали известны за пределами России».

Ещё одна отличительная особенность этого года – «Тезисы» впервые продолжались пять дней. Завершились они «Симфонией камня», в которой приняли участие все зрители.

2014 год

«Тезисы» делают очень необычный анонс для своего фестиваля. Его особенность в том, что проходит он не в Кемерове, а в Санкт-Петербурге, причём за 9 месяцев до начала основной программы. Так получился дочерний одноразовый проект «Тезисы 2014 Санкт-Петербург Edition», включающий в себя экспозицию, музыкальное выступление и презентацию фестиваля.

Сами же «Тезисы» разрослись ещё сильнее. К прошлогоднему списку стран добавились Япония, США и Испания. Александр Маркварт рассказывает, что на тот момент у него имелись коннекты со многими музыкантами по всему миру, потому что экспериментальная сцена – это одна большая тусовка, где все друг друга знают через одного.

«С желающими поучаствовать в фестивале никогда проблем не возникало. Но я всегда авторитарно подходил к отбору, потому что сразу говорил: кто будет участвовать, а кто нет. Мне много писало местных групп, но я им отказывал, потому что, на мой взгляд, они неинтересные».

Одним из самых ярких участников фестиваля стал Joel Grip (Джоэл Грип) – харизматичный контрабасист из Швеции. Он специализируется на импровизационной музыке, объездил кучу стран, но в Сибири побывал впервые.

2015 год

По словам Александра Маркварта, этот фестиваль стал кульминационным: участие в нём приняло рекордное количество человек – около 100. Имеющийся опыт и необходимые контакты помогли привезти из Швеции одного из лучших фриджазовых экспериментальных саксофонистов современности Mats Gustafsson (Матса Густафссона) и его коллектив Fire! Ещё одна менее именитая швейцарская группа Diatribes тоже оказалась в Сибири впервые именно благодаря «Тезисам».

«Вообще приезд Матса Густафссона – событие невероятного масштаба не только для Сибири, но и для России в целом. Потому что тогда тур группы строился лишь по нескольким европейским столицам и Москве, а в Кемерове они дали сразу два концерта!»

С «российской» стороны подтянулась современная инди-сцена в лице томской группы «Вхоре», Lavalampa и других музыкантов. Вообще, в 2015-м большой упор сделали на перформативные выступления – поэтому «Тезисы» выглядели действительно эффектно.

2016 год

В этом году «Тезисы» претерпели множество изменений. Во-первых, поменялся формат, и фестиваль решили провести одновременно на три города с индивидуальной программой для каждого: Кемерово, Томск и Новосибирск. Поэтому вместо привычных пяти дней «Тезисы» продолжались неделю. Во-вторых, закрытие театра «Встреча», о котором мы уже неоднократно упоминали, а, значит, и смена площадки, неизбежно влекущая за собой третий и последний пункт – прекращение финансирования.

«В этом году нас прекратили спонсировать, о чём я, конечно же, сообщил иностранцам. Те сказали, что приедут в любом случае поддержать фестиваль и меня как организатора. Они очень открытые люди в этом плане. В целом, фестиваль прошёл хорошо, но мы сильно проштрафились с рекламой, просто не хватило времени. Всё происходило в очень сжатые сроки, нам нужно было открыть лофт как основную площадку, мы все силы бросили на него, поэтому на «Тезисы» их почти не осталось».

Тем не менее все участники приехали, но из-за слабой информационной поддержки гостей оказалось меньше, чем ожидалось. Плюс идея разделить фестиваль на три города не оправдала себя: если в Томске «Тезисы» приняли хорошо (не последнюю роль сыграл и Зураб, который в последний день фестиваля перекочевал в Кемерово), то в Новосибирске на концерт пришло всего четыре человека.

«Я пытался подтянуть местных ребят, чтобы они помогли с организацией, но в итоге ничего не получилось. Новосибирск вышел провальным. Там был отличный концерт, но людей не было. В нашем распоряжении был громадный зал с уникальным роялем из дома какого-то русского князя – в общем, отличное место с отличной акустикой, но ничего, к сожалению, не вышло».

Сейчас Александр Маркварт собирается переезжать в Санкт-Петербург, а дальнейшая судьба фестиваля пока под вопросом. Он не хочет его закрывать, но и в Кемерове оставить «Тезисы» тоже, скорее всего, не получится – нет необходимых ресурсов.

«Мне не хочется бросать фестиваль, потому никто до нас ничего подобного в России не делал. На самом деле это самый большой фестиваль экспериментальной музыки за Уралом. У меня есть мысль перенести «Тезисы» в Европу и найти там финансирование, но тут нужно думать», – поделился мыслями Маркварт.

вверх