Вход

СВОИМИ СЛОВАМИ. ЗЕМФИРА

СВОИМИ СЛОВАМИ. ЗЕМФИРА

Многие интервьюеры уверяют, что с Земфирой сложно вести диалог. Но ещё сложней вообще найти возможность поговорить с ней. Она закрыта, нелюдима и необщительна. Голос поколения, который сам предпочитает тишину, Земфира — редкий человек и редкий музыкант, который уже долгие годы практически не общается с прессой. 26 августа певица празднует 40-летие. В честь круглой даты, «Афиша A42.RU» собрала самые яркие высказывания Земфиры о работе, друзьях, отечественной музыке и даже о счастье.

Текст: Анастасия Проскурякова
Фото: bilet.kartina.tv, 24smi.org, vistanews.ru,
moiarussia.ru, woman.ru, ngzt.ru,
vesti.ru, spletnik.ru

О ПУБЛИЧНОСТИ

Начнём с того, что мне не очень нравится часто появляться где-то, — мне неприятно. Был момент, когда меня было очень много, и я очень хорошо его запомнила. Испытываешь определённую неловкость, когда включаешь телевизор, открываешь журнал и всюду видишь свою физиономию. Начинает подташнивать. Если обывателю кажется, что это очень круто — попасть в телевизор, то мне — а у меня есть опыт — так не кажется. Я предпочитаю жить своей жизнью и не тратить время на бесполезные занятия.

ОБ ОТНОШЕНИИ К РАБОТЕ

Я говорила это вчера, позавчера, пять, десять лет назад: я не считаю свою музыку чем-то выдающимся. Другое дело — моё отношение к работе над ней: тщательное, скрупулёзное, без полумер.

Я — сектант. Предана своей профессии. Одержима. И мне кажется, этой одержимости как раз и не хватает многим моим коллегам.

О СПОРТЕ

Я была капитаном юниорской сборной России по баскетболу. Мой рост — не самый большой. Но я играла на позиции разыгрывающего. Высокие забивают, а капитан, как правило, самый умный. Я разрывалась между баскетболом и музыкой. И выбор пришлось сделать в 10 классе. Мне было 15 лет — Курт Кобейн, Nirvana — пошла играть песни в переходе. По-моему всё сделала правильно.

О ВСТРЕЧЕ С ГИТАРИСТОМ QUEEN БРАЙАНОМ МЭЙЕМ И РУССКОЙ МУЗЫКЕ

Российскую музыку я не слушаю уже очень давно. За иностранной, напротив, внимательно слежу. Вот с Мэйем поиграла. Ну что я могу сказать? У меня, конечно, опустились руки. Он очень крутой музыкант, у нас таких нет. Я не понимаю, в чём наша проблема, и почему у нас так не бывает в принципе.

В Queen все были крутыми. Барабанщик написал песню «Radio Gaga». Где, скажите, в России такие барабанщики водятся, которые песни пишут? Такие песни?! У нас уже счастье, когда барабанщик слышит хоть что-нибудь, кроме барабанов. И когда барабанщик знает, о чём песня.

О САМООЩУЩЕНИИ

Я очень давно поняла, что я звезда. Как это нескромно звучит, да? Ну что я могу поделать, если я себя так ощущала?

О СТОЛКНОВЕНИИ С МИРОМ

Я вообще жаворонок, просыпаюсь очень рано и, как правило, в хорошем настроении — а к вечеру велика вероятность того, что внешний мир мне его испортит.

Прочла два миллиона комментариев после интервью у Познера о том, что я глупая и скучная, и я согласна такой быть — это удобно, с умных больше спроса.

О ДРУЗЬЯХ

У меня нет друзей. Не мой стиль. Я не люблю компании. У меня есть один человек, Рената, мне этого достаточно. Она многогранная, интересная — мне кажется, она лучше компании. И мне с ней никогда не скучно.

О СЧАСТЬЕ

Счастье — это очень короткий миг. Раз — и случилось. А через 30 секунд отпускает, и жизнь идёт дальше. Но это нормально. Если оно не было бы таким коротким, к нему бы так не стремились. Бывает — счастье. Бывает — плохо. Всё как у всех.

В материале использованы фрагменты интервью с сайтов elle.ru, sncmedia.ru, colta.ru, cosmo.ru, kp.ru, cosmo.ru.

вверх