Вход

Своими словами. Фёдор Бондарчук

Своими словами. Фёдор Бондарчук

Без Фёдора Бондарчука невозможно представить современный российский кинематограф. Большинство крупных и значимых проектов последнего десятка лет так или иначе связаны с его именем. Завтра у одного их самых известных отечественных режиссёров юбилей. В честь 50-летия Фёдора Бондарчука, журнал «Афиша» на A42.RU собрал самые интересные высказывания кинематографиста из интервью разных лет.

Текст: Настя Роску
Фото: hochu.ua, elle.ru, woman.ua,
god-kino2016.ru, 1tv.com,
hellomagazine.com,

ОБ ОБРАЗОВАНИИ

Родители мечтали, чтобы я стал дипломатом – с родителями это иногда случается. Хотя ничто тогда не выдавало во мне будущего Дизраэли, потому что интересовали меня всего две вещи: девушки и улица. Но меня безжалостно взяли за шиворот и повели в МГИМО. Там я написал замечательное сочинение с 37 ошибками, и стало ясно, что такой талант не может прозябать в МГИМО. Поэтому папа отправил меня к своему другу — режиссёру Таланкину во ВГИК. После чего прежней жизни пришёл конец: мир вокруг трансформировался, осень стала другая, воздух другой, девушки другие. Ничего больше меня не интересовало, кроме фильмов.

ОБ ОТЦЕ

Мне важно было посвятить «9 роту» отцу. Поэтому говорить, что моё стремление к масштабному кино никак с ним не связано, будет неправдой. Себя-то не обманешь. Я не в споре с отцом и не в конкуренции, но в разговоре каком-то, в диалоге. И ещё эти детские впечатления от больших площадок, от того, что отец занимается такими фундаментальными, серьёзными вещами, отношение к нему группы, кинематографистов. У нас никогда в семье не говорили «киношники», это считалось неуважением к профессии. Я не знаю этого слова, меня от него коробит. Мы кинематографисты.

О СОВРЕМЕННОМ КИНО

Новое кино должно быть самобытным, должно опираться на классический советский кинематограф. Это сложный путь, но ведь в Индии получилось создать свой национальный кинематограф. Ну, любим мы балалайки, колядки, ну, нравится нам, как играют наши артисты, и пусть мы при этом все большие поклонники англо-саксонской школы. Мне кажется, что российская индустрия кино может возникнуть только на очень близком нам материале.

ОБ ОТДЫХЕ

У меня депрессий не бывает, потому что всегда очень много работы. А вот отдыхать я как не умел, так по-прежнему и не умею. Не научился. После «Сталинграда» сказал себе: «Хочу 15 дней отпуска, как положено, как у всех». Ровно через четыре дня я затосковал и вернулся к делам.

О РАЗВОДЕ

Это правильно, когда люди, в первую очередь уважающие себя, могут не лгать себе и сказать прямо, что надо быть готовым к переменам. У каждого из нас давно своя жизнь, просто мы не считали нужным это афишировать. То, что все изменения произошли из-за кого-то конкретно, — это не так. То, что в моей жизни совершенно независимо от всех обстоятельств появился другой человек, — да, так произошло. И то, что я сегодня счастлив, — это тоже факт.

О СВОБОДЕ

Конечно, деньги играют большую роль в моей жизни. Но говорить о том, что они дают мне свободу, не стану. Свобода — это внутреннее состояние души. Я ни на кого никогда не работал. В 91-м году мы с друзьями создали компанию Art Pictures, в которой я служу по сей день и не знаю, что такое начальник.

О ГЛОБАЛЬНОЙ ЦЕЛИ

Я люблю людей, люблю жизнь. И мне до сих пор кажется — пусть это воспримут как утопический идеализм, — что кинематограф всё-таки способен хоть на секунду, но сделать человеческую душу лучше. Мой отец так жил, с этой верой в преображающую силу кино. И у меня она есть — если люди в кинозале хотя бы на миг почувствовали сострадание, переживание, причастность к чужой боли или радости, то это самое большое мое достижение. И глобальная цель.

В материале использованы фрагменты интервью с сайтов: hellomagazine.com, meduza.io, maximonline.ru, aif.ru, 7days.ru

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

вверх