Вход

Синдром Вайнштейна: что думают актёры из Кемерова о секс-скандалах в Голливуде

Синдром Вайнштейна: что думают актёры из Кемерова о секс-скандалах в Голливуде

Вот уже несколько месяцев мир обсуждает скатившийся лавиной на все новостные ленты голливудский скандал с домогательствами. Пока в «городе ангелов» с высокопоставленных плеч летят всё новые головы, а студии стихийно закрывают проекты с некогда уважаемыми кинематографистами, журнал «Афиша» на A42.RU поинтересовался у театральных деятелей, актрисы кино и известного продюсера, что они думают о секс-скандалах, и имеют ли они место в российской (и в частности, кемеровской) сфере искусства.

Текст: Настя Роску
Фото: rg.ru, ria.ru,
из личного архива героев

С ЧЕГО ВСЁ НАЧАЛОСЬ?

Первым, кто попал под обвинения о сексуальных домогательствах, стал продюсер Харви Вайштейн. В начале октября в прессе появились сообщения о том, что сразу несколько актрис заявили о неподобающем поведении кинематографиста. Среди обвинителей были не только малознакомые россиянам актрисы, но и такие титаны индустрии, как Анджелина Джоли и Гвинет Пэлтроу. Вскоре Вайштейн стал персоной нон грата в Голливуде: его уволили из продюсерской компании The Weinstein Company (заметьте, названной его же именем), а бывшие коллеги и даже друзья стали поголовно отрекаться от проектов, созданных с ним. Сейчас Вайнштейн пытается отстоять свою репутацию в судебном порядке, но вне зависимости от исхода, звезда человека, когда-то подарившего миру трилогию «Властелин колец», «Английского пациента» и «Криминальное чтиво», маловероятно засияет вновь. Как говорится, ложечки нашлись, а осадок остался.

КТО НА НОВЕНЬКОГО?

Фигура Вайнштейна, хоть сам он вряд ли этого желал, стала символом нового социального движения-обвинения в Голливуде. Под удар попали такие видные и признанные деятели кино, как Кевин Спейси, которого буквально вырезали из нового фильма и лишили премии «Эмми», Чарли Шин, Стивен Сигал, звезда сериала «Сплетница» Эд Вествик и ещё десяток весьма значимых в Голливуде мужчин. Последним на данный момент громким скандалом стали обвинения в домогательствах режиссёра и продюсера Бретта Рэтнера, из-за которого даже Галь Гадот не хочет больше играть Чудо-женщину.

А ЧТО У НАС?

Российские актрисы и актёры в громких заявлениях пока незамечены. На прошлой неделе ситуацию прокомментировал режиссёр Андрей Кончаловский.

Что касается сексуальных домогательств вообще, то я думаю, что мир всегда стоял на этом. Мужчины должны приставать к женщинам, а женщины должны сопротивляться, — заявил кинематографист газете «Известия».

Мнения в обществе разделились: кто-то уверен, что дело о домогательствах — серьёзная проблема и устрашающий феномен, от которого цивилизованному миру давно пора избавляться. Другие, наоборот, убеждены, что скандал не стоит выеденного яйца и всё это пиар.

ДАРЬЯ МАРТЫШИНА, актриса Кемеровского областного театра драмы

Меня эта тема мало задевает. Я лично с подобным не сталкивалась открыто. Конечно, многие режиссёры, может, и хотели что-то от меня, но я не допускала этого никогда. Мне кажется, что артистка, которую домогаются, сама этого хочет. Выбор за ней. Значение этой темы сильно преувеличено, всё это раздувается для достижения каких-то целей.

ОЛЬГА РЕДЬКО, актриса театра и кино

Я убеждена, что домогательства и злоупотребления властью случаются, к сожалению, нередко. И не только в актёрской среде. Просто эти заявления громче, никому не интересно, кто домогался секретаря Валентину Ивановну, но всех будоражит мысль, что вот у этой успешной, всеми обожаемой женщины жизнь, оказывается, тоже не сахар. Но всё же зачастую это и способ привлечь к себе внимание, и некоторое накручивание себя. Актёрская природа такова, что мы легко поддаёмся какому-то состоянию и верим, что именно это с нами происходило. То есть не нужно считать всех актёров, сейчас утверждающих, что испытывали домогательства на себе, лгунами. Наверняка со многими это случалось на самом деле, а многие, склонные к некоторой экзальтации, просто убедили себя и сами в это верят. Другое дело, что они не очень понимают, что репутация — очень тонкая материя. Сегодня Галь Гадот отказывается сниматься в продолжении «Чудо-женщины» из-за Бретта Рэтнера, а завтра киностудия и режиссёры 40 раз подумают, связываться ли с ней самой.

Мне, к счастью, повезло и ничего подобного именно в профессии со мной не происходило. Я даже не представляю технически, как это может происходить в российском кино. Это такой конвейер и поток, что, если тебя заметили и запомнили, уже счастье. Хотя я слышала от других актрис очень неприятные истории. В основном в театре. Но, давайте будем честны, многим продюсерам и режиссёрам приходится приложить немало усилий, уворачиваясь от домогательств актрис и, наверное, актёров.

Меры, которые принимаются по отношению к обвинённым, сложно назвать адекватными. Большинство случаев никак не доказаны. Даже признание Кевина Спейси не гарантирует, что всё имело место быть. Это тоже часть актёрской природы — склонность к душевному эксгибиционизму и всенародному покаянию. Судить за преступления против личности в любой стране должен всё же суд, а никак не толпа разъярённых фанатиков, которые сегодня против одного, завтра против другого, а на кону человеческая судьба. Притом судьба чаще всего личности незаурядной. Боюсь, Вуди Аллен прав, говоря, что всё это вполне может обернуться охотой на ведьм и, как это всегда бывает, в азарте и кураже пострадают, в том числе, невинные.

ГРИГОРИЙ ЗАБАВИН, актёр и директор Кемеровского театра для детей и молодёжи

Я в творческой сфере существую уже 20 лет и ни разу не слышал о подобном. Для России это вообще не характерно. В кузбасских театрах, в которых мне приходилось работать, от этого очень далеки. Это обывательское представление, что творчество связано с каким-то богемным образом жизни, сексуальными скандалами. Люди, которые так считают, не понимают, чем живёт театр. Мы другими вещами занимаемся.

Мне кажется, самое печальное в этой истории, что её обсуждают, что она входит в информационное поле в России и в Кемерове. Я не понимаю, какое это имеет значение для нас. На Первом канале говорят о разводе Брэда Питта и Анджелины Джоли, теперь это. Гнусно лезть в личную жизнь людей и позволять это другим. Скандал, который сейчас развернулся, напоминает мне ситуацию с фильмом «Матильда»: информационный повод значительно больше, чем само событие. Современное информационное пространство так заточено, но обычным людям какое до этого дело?

ДАВИД БУРМАН, театральный продюсер, президент Международного фестиваля КУКART

Как правило, проблема возникает на пустом месте и опирается на материальный интерес. Я бы даже сказал жёстче: только из-за желания получить финансовые преференции. Во-первых все заявления озвучиваются по истечении длительного срока, якобы произошедших «домогательств». Во-вторых в западной практике принимаются односторонние заявления и, как правило, от «жертв». В-третьих соглашусь с утверждением, что повсеместные заявления о домогательствах — это желание некоторых людей творческих профессий привлечь к себе остывшее внимание и только в редких и исключительных случаях это реальная психологическая травма, правда такие люди уходят из актёрства. Никакого отношение к кризису в творческой сфере это не имеет, а вот к политической ситуации непосредственно.

Когда всей толпой «накидываются» на любого человека — это сразу вызывает чувство несправедливости, особенно, когда такая реакция отражается на гениях, к коим я отношу величайшего актёра Кевина Спейси. Это и есть неадекватное мерзкое двуличное общество с гипертрофированным чувством собственной значимости, псевдодемократии. Опять же заявление о домогательстве звучит, как тупое мычание раба-жертвы, но ведь у них свобода личности: кто мешал сразу пожаловаться? Или, как минимум, поговорить с самим Кевином и закрыть все вопросы. Но нет нужен скандал, а значит просто денег.

К моему счастью, я в своей жизни не так часто встречался с подобной практикой, но точно знаю как себя ведут некоторые люди в начале актёрского пути и неоднократно общался с абитуриентами, желающими ступить на театральные подмостки. И фраза «Я готова на всё» звучит с известным постоянством. Это их осознанный выбор. Если же говорить именно о российском театре, то мы отличаемся по сути. Денежный интерес минимальный, особенно в бюджетных театрах, где зарплата актёра небольшая и единственное, чем возможно привлечь зрителя — это талантом, а не скандалом. Поэтому у нас свой собственный удивительный театральный мир. У нас другая миссия — созидать и создавать культурные мосты.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

вверх