Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока

«Мураками», любовь и стихи: большое интервью с Дилярой Вагаповой

«Мураками», любовь и стихи: большое интервью с Дилярой Вагаповой

«Мураками» уже больше десяти лет, но в Кемерове о них узнали сравнительно недавно – в 2014 году, когда они впервые сюда приехали. Вокалистка группы Диляра Вагапова рассказывает, что тогда на их концерт пришло всего семь человек, и это стало одновременно и тяжёлым ударом, и своеобразным вызовом для команды, которая выступает на «Нашествии» перед многотысячными стадионами. С тех пор, как говорится, много воды утекло, и на кемеровских выступлениях «Мураками» не протолкнуться, а билеты на входе купить практически невозможно. В этом году всё так и было, но нам удалось побеседовать с Дилярой перед концертом – о том, каким будет новое звучание бэнда, зачем говорить со слушателями во время выступления и почему в Кемерове самые лучшие штаны.

Текст: Максим Полюдов
Фото: Александр Патрин

УЖЕ ЧЕТВЁРТЫЙ ГОД ВИЖУ АФИШИ «МУРАКАМИ» В КЕМЕРОВЕ, ПОЭТОМУ НЕ МОГУ НЕ СПРОСИТЬ: КАК ТЕБЕ ГОРОД?

Могу сказать, что тут я оказалась задолго до первого концерта группы — когда-то приезжала сюда на Всероссийскую студенческую весну. И для меня Кемерово – олицетворение настоящей студенческой жизни, потому что это была первая студвесна, которую я посетила. А ведь то, что первое, всегда запоминается. Поэтому то, насколько здесь было эмоционально, сколько прошло тусовок, как мы ходили и знакомились с местными ребятами – всё очень запоминаемо и тепло. Получается, тогда мне было 18 лет, шёл 2003-й, если я не ошибаюсь. Кстати, тот период времени мне запомнился тем, что я как раз поняла, что буду петь – на следующий год я поехала на «Народного артиста».

Ещё в Кемерове я купила себе очень классные штаны, носила их пять лет! Около вокзала в каком-то абсолютно непонятном магазине. Я зашла, мне надо было на поезд, и буквально перед отъездом их купила. И когда они у меня порвались окончательно, я так грустила, ты даже не поверишь. Потому что это были мои любимые штаны. Я их выбрасывала и прям прощалась с Кемеровом. Говорила, что я когда-нибудь обязательно вернусь и куплю точно такие же.

Поэтому, когда я приехала второй раз в Кемерово, но уже во время гастролей, то первым делом пошла по всем центральным улицам, нашла место, где мы жили, потому что мне захотелось окунуться в то состояние.

В позапрошлом году, по-моему, мы ездили на «Красную горку», где стоит шахтёр. Мы такую штуку объявили – тогда я думала, что мне хватит сил, я же первый раз в такой гастрольный тур поехала – все, кто хочет показать свой город, милости просим! И вот ты приезжаешь, сутки не спал, а к тебе прибегает девочка: «Пойдём, я покажу тебе всё». А ты: «Ааа, ну пойдём!». Но я очень рада, что мы сходили, теперь я знаю, где это. Мы ехали на трамвае. У вас, кстати, такие милые трамваи – какие были в 2003-м, такими и остались. У нас в Казани уже таких нет.

ЕСЛИ ГОВОРИТЬ О МЕСТНОЙ ПУБЛИКЕ: ЧТО О НЕЙ ДУМАЕШЬ? МНОГИЕ ИЗ МУЗЫКАЛЬНЫХ КОМАНД И ИСПОЛНИТЕЛЕЙ, С КОТОРЫМИ Я ОБЩАЛСЯ, ГОВОРЯТ, ЧТО КЕМЕРОВЧАНЕ «ТЯЖЕЛЫ НА ПОДЪЁМ», НО ЗАТО ПОТОМ ОТПУСКАТЬ НЕ ХОТЯТ СО СЦЕНЫ.

Мне сложно об этом судить. Может, потому, что когда у нас был первый концерт в Кемерове, пришло шесть или семь человек. Они не знали нас. В этот раз нет билетов, насколько я знаю. В прошлом году тоже невозможно было пройти — всё оказалось плотно забито.

Я очень люблю Кемерово – наверное, в частности, за тот момент, когда народа не было вообще. Оно мне так больно далось, эмоционально тяжело было. Это всегда тяжело, когда ты приезжаешь в новый город и не знаешь, как он тебя примет, ты не знаешь, сколько человек тебя будут ждать. И сейчас, когда они ждут, когда они пишут, всегда, когда я какой-нибудь прямой эфирчик даю, всегда подписываются: «Привет из Кемерова», и я сразу отвечаю: «Привет, Кузбасс!». Потому что во мне что-то откликается. Я даже ездила на разрез, где добывают уголь, и взяла оттуда маленький камушек. Долго он у меня дома хранился, чтобы чувствовать связь.

ПРОГРАММА, С КОТОРОЙ ВЫ ПОЕХАЛИ В ТУР, «НЕЗНАКОМЫ», КАК-ТО СВЯЗАНА С ПОСЛЕДНИМ СИНГЛОМ ГРУППЫ?

Мы думали, что снимем клип на эту песню и что она попадёт на «Наше радио». Но потом ребята сказали, что это не в их формате, и туда отправился «Наш страх». «Незнакомы» – единственная песня не на мои стихи. И, может быть, время пришло и меняться, и двигаться дальше в другом направлении. Просто мы решили, что эта композиция должна быть.

А почему так назвали программу? Потому что во многих городах люди приходят первый раз, и приходят они познакомиться. И во время этой программы я стараюсь очень быстро рассказать и с чего всё начиналось, и к чему всё пришло сейчас, включая новые треки, которые пока что не попали ни в один альбом.

Тут есть и ранние песни – даже одна с первого альбома, но абсолютно в другой аранжировке, как мы её слышим сейчас. Мы стараемся менять программу, потому что за спиной пять альбомов. Сегодня будет 25-минутный микс, где я не буду говорить, а буду только петь. Потому что парни злятся, что я очень много болтаю на сцене, да я и в принципе много говорю.

Я ОБРАТИЛ ВНИМАНИЕ, ЧТО ПЕСНЯ «НЕЗНАКОМЫ» И ПРАВДА НЕ ПОХОЖА НА ПРЕДЫДУЩИЕ РАБОТЫ – НИ ПО МУЗЫКЕ, НИ ПО ТЕКСТУ. А ТУТ ТЫ ЕЩЁ СКАЗАЛА, ЧТО ПРИШЛО ВРЕМЯ МЕНЯТЬСЯ. ЗНАЧИТ ЛИ ЭТО, ЧТО НА ГРЯДУЩЕМ РЕЛИЗЕ СТОИТ ОЖИДАТЬ АБСОЛЮТНО НОВУЮ ГРУППУ «МУРАКАМИ»?

Мы и правда скоро будем выпускать «епишечку». Её делают вообще другие люди. Мы пришли к выводу, что, хоть мы и очень любим нашего музыкального продюсера, но в этот раз обойдёмся своими силами. Так что аранжировки полностью остаются на «Мураками»: на Раиле – нашем художественном руководителе и на Антоне – клавишнике. Поэтому мы собрали релиз сами. А сводит его человек, который далёк от рок-направления и делает абсолютно другую музыку. Но это совсем не значит, что мы уходим в другое направление. Мы просто делаем то, что нравится нам.

Но, конечно, хочется делать качественный звук, а для качественного звука необходимо очень много денег, это всё понятно. Мастеринговали мы в Америке, на мой взгляд, очень даже круто получилось.

ЕСЛИ МЕНЯЕТСЯ ЗВУК, ТО МЕНЯЕТСЯ И ТЕМАТИКА? ИЛИ ПЕСНИ БУДУТ, КАК ТЫ ОБЫЧНО ГОВОРИШЬ, СНОВА «О ЛЮБВИ»?

Конечно, тематика EP будет другой. Один из треков называется «Старики», мы его даже презентовали на «Маяке» у Стиллавина. Название песни говорит само за себя. Но если копнуть чуть глубже, то, наверное, будет понятно, что это тоже о любви.

Я не люблю ванильку, хотя иногда, конечно, бываю ей. В принципе, я редко говорю о любви в широком смысле. Я о ней пою. Или со сцены читаю стихи, потому что мне кажется, что в жизни о ней говорить – очень банально. Но каждому своё.

Возвращаясь к песне «Старики». С одной стороны, старики – как уставшие дети, а с другой – кто из нас стар, вопрос. Сопоставление старого и молодого поколения. То есть того поколения, которое сидит и ленится выйти просто погулять, ведь лучше посмотреть что-нибудь в интернете.

КСТАТИ, ПОЧЕМУ EP, А НЕ ЛОНГПЛЭЙ? НАЧИНАЯ С 2009-ГО ГРУППА СТАБИЛЬНО ВЫПУСКАЕТ ПО ОДНОМУ АЛЬБОМУ РАЗ В ДВА ГОДА, А ТУТ ВМЕСТО ПРИВЫЧНЫХ 12 ПЕСЕН СЛУШАТЕЛИ ПОЛУЧАТ ПОЧТИ В ДВА РАЗА МЕНЬШЕ.

Я настаивала на том, что лучше в конце декабря или начале января бахнуть альбом, чем сейчас делать «епишку». Но, с другой стороны, люди хотят первыми услышать новые треки, а не ждать целый год. Может быть, песни из этой EP войдут в альбом, но посмотрим ещё.

Вообще я хочу записать альбом, потому что у нас есть желание, силы и песни. Просто, будем говорить честно, для этого надо много денег. Чтобы сделать это качественно, надо потратиться, а некачественно группа «Мураками» уже не может. Мы не хотим засесть дома и сводить на коленке, ведь от нас ждут хорошего звука.

ВЕРНЁМСЯ К ПЕСНЕ «НЕЗНАКОМЫ». КАК ПОЛУЧИЛОСЬ, ЧТО ТЫ ВПЕРВЫЕ РЕШИЛА ПОЛОЖИТЬ НА МУЗЫКУ НЕ СВОИ СТИХИ?

Этот трек родился очень быстро в Нижнем Новгороде после концерта. Я читаю много молодых поэтов, это стихотворение я прочитала в августе, а песню мы написали в октябре. Прошёл почти месяц, и оно у меня само всплыло в голове. Значит, это достойно и привлечёт не только моё внимание, и я готова об этом сказать. От него внутри остались ощущения – и я подумала, что надо песню написать. Я могу сопережить это вместе с автором.

Тут очень важна тонкая грань. Можно писать песни и на Цветаеву, и на Есенина, и на Бродского. Но важно, чтобы была синергия. Мне тяжело, потому что я пишу тексты одновременно с мелодией, а когда текст приходится подгонять под музыку, от этого как-то дискомфортно. Потому что мне кажется, что именно в соединении согласных звуков с мелодией рождается это волшебство. Стихи – это стихи, а музыка – это музыка, я стараюсь разделять эти понятия.

ВО ВРЕМЯ ВЫСТУПЛЕНИЙ ТЫ НЕРЕДКО ЧИТАЕШЬ СТИХИ СО СЦЕНЫ ИЛИ ЧТО-ТО ГОВОРИШЬ. У ТЕБЯ В ГОЛОВЕ ЕСТЬ КАКОЙ-ТО СПИСОК ТОГО, ЧТО ХОЧЕШЬ РАССКАЗАТЬ СЛУШАТЕЛЮ?

Я никогда не знаю, какие буду читать стихи и о чём говорить, всё зависит от внутреннего настроения. Я могу слишком заскучать по дочери и рассказать, как мы с ней снеговика лепим, а могу рассказать о том, что вспомнила в данный момент. Тут важно не то, как я говорю – стихами или нет, – а важно то, что я говорю между строк. Ведь слова – это полная ерунда, в принципе. Важно, какую мысль ты несёшь. Когда тебе человек говорит: «Я тебя люблю» – ты можешь почувствовать, враньё это или нет. Или он может ничего не говорить, а ты всё понимаешь по глазам. И мне важно всё-таки это «между».

У меня есть подруга, она как-то спросила: «Вот тридцать концертов, ты понимаешь, сколько тебе нужно рассказать?». Так я живу уже больше тридцати лет, думаешь, мне нечего рассказать? В каждом городе я рассказываю своё – это те или иные истории, которые со мной происходили. Это может быть история, как я с папой на рыбалку сходила или как мы с Кариной концерты в детстве давали. Слушатели могут не понять этого, но они понимают, что я искренне с ними говорю. Это самое важное.

И ПРАВДА, КАК ВЫДЕРЖАТЬ БОЛЬШЕ ТРИДЦАТИ КОНЦЕРТОВ ЗА ОДИН ТУР?

У меня было два тяжёлых тура. Это первый, потому что тогда я не понимала, как всё собрать воедино. И второй, потому что я заболела, выступала с температурой под 39. Половину того выступления в Кемерове я просто не помню, настолько мне было плохо.

Зато сейчас мне хорошо, мне комфортно, я здорова эмоционально и физически. Мне есть что сказать, и очень клёво, когда ты выходишь после концерта и фотографируешься со всеми. Раньше это было очень тяжело. Мне кажется, что мы просто ко всему привыкаем, но многие не понимают, как это морально возможно. Это же всё дело тренировок и внутреннего состояния. Да, конечно, я устаю, я не такой робот, который вышел и всё отработал. Но если ты назвал себя артистом – работай. Ты не имеешь права делать это механически. Я бывала на концертах, где артисты только делают вид. И в этот момент становится так грустно за них. И за нас – за тех, кого обманывают.

НЕ БОИШЬСЯ, ЧТО ЗАКОНЧАТСЯ МЫСЛИ ИЛИ ИСТОРИИ, КОТОРЫЕ МОЖНО ДОНЕСТИ ДО СЛУШАТЕЛЕЙ И В ПЕСНЯХ, И СО СЦЕНЫ?

Скажем так, в тот момент, когда это происходит у меня, а это бывает у каждого, я ухожу в абсолютно противоположную сторону. Для меня отдых – это смена деятельности. Если я понимаю, что настал такой момент, то ухожу в путешествие, в книги, в фильмы, в сериалы, в готовку, а я очень люблю готовить. Всегда стараюсь быть многогранной. И если я ушла и отдохнула от музыки, начала заниматься фильмами и в тысячный раз собралась снять полнометражку, у меня появляется, что сказать. Потому что я только что всего набралась! Или месяц с дочерью – это санки, ледянки, коньки, хоккей, рисование, да что угодно. И мне уже есть чем поделиться.

КАЖДЫЙ ГОД «МУРАКАМИ» ПРИГЛАШАЮТ НА «НАШЕСТВИЕ». ПЛАНИРУЕТЕ ВЫСТУПАТЬ ТАМ В ЭТОМ ГОДУ? И ЧТО ВСЁ-ТАКИ БОЛЬШЕ ПО ДУШЕ – СТАДИОНЫ ИЛИ, ЕСЛИ ТАК МОЖНО ВЫРАЗИТЬСЯ, «КАМЕРНЫЕ» КОНЦЕРТЫ?

Мы всегда в последний момент узнаём о «Нашествии». Нам там нравится. Это другая энергия, другая атмосфера. Когда-то давно ко мне подошёл один музыкальный критик и сказал: «Вы знаете, вы – стадионная группа, у вас будет очень много концертов». А мы только-только начинали тогда. И он мне так серьёзно это сказал, что я в это поверила. Но я не могу сказать, что наши концерты на стадионах – лучше. Там люди приходят отдыхать, а тут – специально на «Мураками», это видно по глазам.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

вверх