Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока

Михаил Быков: «Хочется сыграть так, чтобы мир рухнул»

Михаил Быков: «Хочется сыграть так, чтобы мир рухнул»

Вчера, 29 января, в Кемеровском областном театре драмы состоялся творческий вечер Михаила Быкова. Одному из ведущих артистов театра исполнилось 40 лет, 18 из них он играет на сцене драмтеатра. В канун творческого совершеннолетия Михаил Быков рассказал журналу «Афиша», как нас меняет эпоха Интернета, чем опасна роль Сатаны, зачем актёру учиться режиссуре и какая роль подобна хорошему коньяку.

Текст: Дарья Кёльн
Фото: Дарья Верзилова

МИХАИЛ, ВАМ ИСПОЛНЯЕТСЯ 40 ЛЕТ, 18 ИЗ НИХ ВЫ ИГРАЕТЕ НА СЦЕНЕ КЕМЕРОВСКОГО ОБЛАСТНОГО ДРАМАТИЧЕСКОГО ТЕАТРА. ЭТО ОПРЕДЕЛЁННЫЙ РУБЕЖ — ЖИЗНЕННЫЙ И ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ. КАКИМ ВЫ К НЕМУ ПРИШЛИ И ЧТО ДЛЯ ВАС ОСТАЁТСЯ ГЛАВНЫМ?

Для меня счастье, что я попал в Кемеровский драмтеатр. В 90-е годы это было практически невозможно. Труппа была полностью укомплектована, а у меня не было профессионального образования. Я не артист театра и кино — у меня совершенно другая профессия.

В КемГИК я учился на режиссёра, на курсе Ирины Николаевны Латынниковой. И в драму попасть никак не мог. Но случилось так, что в 1999 году из театра ушёл ведущий артист — Андрей Заводюк, который играл почти все главные роли. Так сложились звёзды. Я в то время оканчивал институт. Подошёл я тогда к Виктору Васильевичу Мирошниченко, актёру драмтеатра и нашему педагогу, и спросил: «...Вот окончу я пятый курс — что дальше?». Он спрашивает: «А чего ты хочешь?». Я ответил: «Быть артистом».

На курсе за пять лет я почти ничего не поставил. Я был как артист. Это было хорошо и удобно. Ирина Николаевна закрывала на это глаза, считала, что свою жизнь я свяжу именно с актёрской профессией. Так и получилось.

Вскоре меня пригласили к директору театра, Борису Нифатьевичу Соловьёву. Это был настоящий профессионал своего дела, который очень дорожил своей труппой. Мы поговорили, и он взял меня в театр. Сразу начались вводы — мне давали небольшие роли, я работал в массовке.

К 40 годам я уже много сыграл, опыт у меня есть. Но каким я себя чувствую? Снова кажется, что я ничего не умею и не знаю. Хотя знать о мастерстве актёра всё невозможно. Но я уверен, что очень люблю свою профессию. Она очень многое мне дала в жизни. Я выхожу на сцену, дарю счастливые моменты зрителям — как в Кемерове, так и в других городах нашей страны во время гастролей.

Чего бы мне хотелось сегодня? Играть ещё больше. Хочется потрясающих спектаклей, после которых бы мир рухнул. Хороших режиссёров хочется. Я уверен в нашей труппе — вместе мы справимся с любой задачей.

КАКАЯ ИЗ ВАШИХ РОЛЕЙ НАИБОЛЕЕ ВАМ БЛИЗКА — МОЖЕТ, ВЫ ИГРАЕТЕ ЕЁ ДО СИХ ПОР ИЛИ ИГРАЛИ РАНЬШЕ, НО ХОТЕЛИ БЫ К НЕЙ ВЕРНУТЬСЯ? ПОЧЕМУ ТАК СЛОЖИЛОСЬ?

Когда задают такой вопрос артистам, они чаще всего отвечают: она ещё не сыграна. Я бы тоже мог так сказать, но любимые роли у меня всё-таки есть. Это Кочкарёв в «Женитьбе» — с ним связана история, которую я позже расскажу. Мэкки-нож в «Трёхгрошовой опере», которую я выбрал для творческого вечера. В «Примадоннах» дурачусь с удовольствием.

Есть и дорогая мне роль, которую я перестал играть — Иван Балакирев, режиссёром спектакля по пьесе Григория Горина был Евгений Юрьевич Ланцов. Но из этой роли я вырос. Иногда бывает, что кольчужка уже жмёт. Надо идти дальше.

КАК АКТЁР С ОБРАЗОВАНИЕМ РЕЖИССЁРА ВЫ УЧАСТВУЕТЕ В ПОСТАНОВКЕ СПЕКТАКЛЕЙ? ХОТЕЛИ БЫ КОГДА-НИБУДЬ ПОСТАВИТЬ СВОЙ?

Режиссёр и актёр — это совершенно разные профессии, мы смотрим на постановку под разным углом зрения. Мне везёт: с режиссёрами удаётся найти общий язык. Иногда предлагаю какие-то ходы в процессе работы над спектаклем. Говоришь в какой-то момент: «Я попробую здесь сыграть вот так» — и объясняешь, зачем это нужно. А человек уже решает, брать ли это на вооружение.

Есть режиссёры, для которых артист — марионетка в глобальных планах и постановках. И хорошо, если человек знает, что делает. Но, как правило, это не так. С умными, талантливыми режиссёрами чаще всего удаётся сотворчество.

В 2016 году я выпустил курс «Актёр театра и кино» вместе Ириной Латынниковой. Выпускники сейчас работают в Театре для детей и молодёжи. Во время их обучения я ставил для них спектакли. В том числе «Билокси-Блюз». Считаю, что приличная работа получилась.

Сейчас мне предложили поставить ещё один спектакль. Уже не для студентов. Пока ничего говорить об этом не могу. Отмечу только, что согласился.

Но я не режиссёр — это однозначно. Сейчас же в моде новые формы, придумки, микрофоны, видео и так далее... А где жизнь-то на сцене?

ВАМ БЛИЖЕ КЛАССИЧЕСКИЙ ТЕАТР?

Да, мне ближе классика. Интересные пьесы есть и современные, самое главное, что мне предлагает режиссёр. Существуют современные авторы, которых можно приравнять к классикам.

КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ТЕЧЕНИЮ НОВОЙ ДРАМЫ?

Все эти читки... Мне это неинтересно. Это нравилось ещё лет 10 назад, когда Евгений Юрьевич Ланцов пришёл в драмтеатр. Сейчас меня не привлекают спектакли новой драмы.

ДЛЯ ТВОРЧЕСКОГО ВЕЧЕРА ВЫ ВЫБРАЛИ СПЕКТАКЛЬ «ТРЁХГРОШОВАЯ ОПЕРА» КАМРАНА ШАХМАРДАНА. ПОЧЕМУ?

Камран Шахмардан ставил эту пьесу на меня. Камран — мой друг, режиссёр, который периодически приезжает в Кемерово, и, как правило, в его спектаклях я играю главные роли. «Трёхгрошовая опера» был подарком для меня. И как в свой день рождения не взять этот спектакль на творческий вечер!

«Трёхгрошовую оперу» мы играем всего год, и не так часто. Спектакль непростой. Это не комедия положений — зрители пришли, посмеялись и забыли. Здесь надо ещё и подумать, ещё и увидеть.

Вы знаете, что немногие люди хотят размышлять над постановкой. Мол, и так на работе грузят, зачем в театре делать то же самое. Но без этой сопричастности и сострадания нет искусства.

Спектакль очень интересный, в нём занята почти вся труппа. Там великолепные танцы, которые поставила Наталья Каспарова из Санкт-Петербурга. Да и само имя режиссёра — Камран Шахмардан — о многом говорит. У него собственный театр в Финляндии, «Чёрное и белое», он ставит спектакли в Москве, Баку, Европе.

ЧТО ВАМ ДАЛА РАБОТА С КАМРАНОМ ШАХМАРДАНОМ?

У каждого режиссёра есть любимые артисты, близкие по духу — друзья. Не с другом спектакль ставить трудно. Могу сказать, что в Кемерове я друг Камрана Шахмардана, он друг моей семьи, неоднократно бывал в нашем доме, и я был у него в гостях — в Финляндии. Надеюсь, что ещё поедем — всё к этому идёт.

Я не заставляю его ставить на себя спектакли. Всегда ему говорю: пусть поиграют другие ребята. Но получается по-другому. Взять хотя бы «Женитьбу» Гоголя. Мы с Камраном сговорились, что он даст мне роль слуги из первой сцены. У нас есть такая договорённость в театре — артист, занятый только в первом акте, может не выходить на поклон. За 10 минут он всё отыгрывает, и остальные ему завидуют — домой ведь идёт, когда у других актёров ещё три часа марафона впереди. Так вот, мы сговаривались с Камраном, что у меня будет именно такая роль.

Приезжает Шахмардан, распределение на «Женитьбу». А у меня — Кочкарёв, главная роль! И ведь я даже роль не учил, до спектакля ровно месяц. Мы тогда справились. И я рад, что у меня есть эта роль, одна из любимых.

ВЛАДИМИР СЕМЕНОВИЧ ВЫСОЦКИЙ ПИСАЛ: «СМЕРТЬ ТЕХ ИЗ НАС ВСЕХ ПРЕЖДЕ ЛОВИТ, КТО ПОНАРОШКУ УМИРАЛ...» В СТИХОТВОРЕНИИ, ПОСВЯЩЁННОМ ШУКШИНУ. ВАМ УЖЕ ДОВОДИЛОСЬ ИГРАТЬ ЛЮДЕЙ, У КОТОРЫХ ОБРЫВАЛАСЬ ЖИЗНЬ. ТРУДНО БЫЛО?

Знаете, я об этом не думал в тот момент. Да, у меня сейчас есть сейчас Макбет, ему отрубают голову. Но это технически сделано. Мне не нужно зрителю показывать, что я умираю. У меня не было такого, чтобы я изображал смерть. А о такой примете я даже не знал.

О КАКИХ ПРИХОДИЛОСЬ СЛЫШАТЬ? КАК ВЫ ВООБЩЕ К НИМ ОТНОСИТЕСЬ?

Артиста укусила собака — это плохая примета. Почему, сказать не могу. Но такое поверье есть. Слышал ещё, что не стоит сниматься в гробу.

Вообще я о приметах не думаю. Есть судьба, и от неё не уйдёшь. Так или иначе, проживём, сколько нам отмерено. И не стоит забивать себе голову. Существует хорошая философия: надо жить сейчас, сегодняшним днём, понимаете.

Всё больше встречается людей, уставших от жизни. Потому что она сейчас — как хороший быстрый интернет. Вжик! День пролетел, второй, третий. Раньше было всё помедленнее. Как-то и день был светлее, и зима морознее, и лето жарче. Интервью вам даю — а язык-то какой у нас? Не успел сказать, вы уже всё поняли. Всё слишком быстро. И темп ускоряется с каждым днём. Жизнь пролетает, поэтому надо думать о самом главном, вечном. О том, для чего ты живёшь.

МНОГИЕ АКТЁРЫ ОЧЕНЬ ОСТОРОЖНО ОТНОСЯТСЯ К РОЛИ ДЬЯВОЛА. ВАМ УЖЕ ДОВЕЛОСЬ ЕГО СЫГРАТЬ В «ИСТОРИИ ОДНОЙ ДУШИ». КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ЭТОЙ РОЛИ, ЧТО БЫЛО САМЫМ СЛОЖНЫМ ДЛЯ ВАС?

Как вам сказать... Я долго открещивался. Но это же театр — никто не спрашивает, хочешь ты играть роль или нет. С режиссёром разговаривал, конечно. Настоял, чтобы мы поменяли имя персонажа. В пьесе было написано — Лукавый, а не Сатана или Дьявол. Есть такие слова в роли: «Что есть ложь, ад, Сатана? Да кто верит в эти сказки!». Сейчас многие не верят...

У меня есть знакомый батюшка, мой хороший товарищ. Мы вместе учились — он стал священником, а я артистом. И я звонил ему, спрашивал про эту роль. И отец Даниил мне ответил: «Михаил, я бы вам не советовал, с этим не шутят. Даже когда у нас проходят спектакли в церкви в воскресной школе, у нас таких персонажей играют куклы».

Хотя роль интересная. Поверьте мне, многие люди ждут появления моего персонажа во втором акте. Я ухожу из зала и говорю: «Пойдёмте со мной». И ведь многие пошли бы.

А что играть дьявола плохо... За всё ответим. Что уж говорить о персонажах, когда актёрство — не богоугодная профессия вообще. Раньше, если у батюшки сын шёл в артисты, его лишали сана, отлучали от церкви. Считали, что сына не так воспитал. Но я считаю, если господь дал талант, то ты его или развиваешь, или зарываешь землю. Второе намного хуже, чем заниматься актёрской профессией.

В СПЕКТАКЛЕ «ПРИМАДОННЫ» ВАШ ГЕРОЙ ВЫНУЖДЕН ИЗОБРАЖАТЬ ЖЕНЩИНУ, И ПОЛУЧАЕТСЯ ЭТО У НЕГО ВПОЛНЕ ОРГАНИЧНО. КАК ВАМ ДАЛАСЬ ЭТА РОЛЬ, КАК ВЖИВАЛИСЬ В ЖЕНСКИЙ ОБРАЗ?

Пьесу начинал ставить режиссер Дмитрий Петрунь из Москвы. Потом почему-то он не приехал, и мы продолжили работу уже без него. В принципе, у него была другая задача, и вы бы увидели совсем иной спектакль. К нам приходила девушка, которая работает с моделями. Мы ходили, как манекенщицы по подиуму. Предполагалось, что наши герои будут похожи на реальных женщин.

Получилось немного иначе. Зритель понимает, что это артист в женском платье. Это театр! Не думаю, что я сильно похож на женщину. Но спектакль вышел смешной. Хотя мне до сих пор неудобно носить платье. После каблуков ноги болят. Хотя они не такие уж и высокие, даже, вроде, ходить удобно.

«Примадонн» я люблю. На свой первый творческий вечер я выбрал именно этот спектакль, чтобы люди посмеялись и отдохнули. В 40 лет комедию уже брать не хочется.

КАЖДЫЙ НОВЫЙ ГОД ВЫ СТАНОВИТЕСЬ ДЕДОМ МОРОЗОМ. КАКИМ ОН ПОЛУЧАЕТСЯ У ВАС?

Мой Дед Мороз — самый добрый волшебник на свете. Он весёлый, озорной. К детям я всегда выхожу с песней — и в детских садах, и в театре. Мой дедушка ещё молоденький, на военную службу годенький, как говорится. С активной жизненной позицией и богатым миром.

Мне кажется, у Деда Мороза нет возраста. И если Снегурочка с годами становится Зимушкой Зимой, то Дед Мороз — он же как коньяк. С годами только лучше!

Мои дети знают, что Дед Мороз есть и что их папа — тоже Дед Мороз. Лада и Мирон на многих праздниках видели меня в костюме, но никому из ребят не сказали: «Это мой папа». Они знают, что Дедушка Мороз физически не успеет всех поздравить, но у него есть помощники, а я — один из них.

Настоящего Деда Мороза они ждут дома. Уйдут обедать, прибегают — под ёлкой лежит подарок и открыто окно. Они удивляются: «Папа, как же так, мы же только что здесь были... Это Дед Мороз! Как же он смог-то?» Я отвечаю: «Потому что чудо». А как ещё?

ВАС МОЖНО ВСТРЕТИТЬ НА МАТЧАХ ХОККЕЙНОГО КЛУБА «КУЗБАСС». КАК ВЫ ПОДДЕРЖИВАЕТЕ ЛЮБИМУЮ КОМАНДУ?

Да, я много лет болею за «Кузбасс». Мы со стадионом «Химик» сотрудничаем. Во время матчей на свежем воздухе мы ведём с актёром Тимофеем Шиловым анонсы — рассказываем, каком мы месте, поздравляем с праздниками... На Новый год как Дед Морозы выходим на лёд. Между таймами устраиваем игры доброй воли, чтобы все болельщики побегали с клюшками, побалдели, получили какие-то подарки.

Я лично знаю игроков нашей команды. Мы дружим и обязательно встречаемся после окончания сезона. Общаемся, пьём чай, торты едим, под гитару поём. Байки рассказываем — театральные и спортивные. Всегда артисты дружили со спортсменами и будут дружить!

НА ОДНОЙ СЦЕНЕ ВЫ ИГРАЕТЕ С ЖЕНОЙ — АКТРИСОЙ ДАРЬЕЙ МАРТЫШИНОЙ. В ОДНОМ ИЗ ИНТЕРВЬЮ ДАРЬЯ ГОВОРИЛА, ЧТО ВАШИ ДЕТИ — МИРОН И ЛАДА — ТОЖЕ ЧАСТЫЕ ГОСТИ В ТЕАТРЕ. КАК ЖИЗНЬ В ПРОСТРАНСТВЕ ТЕАТРА ОТРАЖАЕТСЯ НА НИХ?

Мирон и Лада выросли здесь, это наш второй дом. Их маленьких приносили сюда, они спали в гримёрках. Сейчас они носятся по лестницам и коридорам с другими детьми артистов, и на них шикают, когда идёт спектакль — шумят!

Для них это обыденная жизнь с её радостями. У них здесь много общения. Мирон Михалыч дружит с артистами — молодыми парнями. То конфетой его угостят, то на руки подхватят и понесут... А он счастливый, смеётся.

Лада со мной вела творческий вечер Дарьи. В зале было 400 человек или больше, и она спокойно говорила, не волновалась совсем. Ей уже сейчас нравится публично выступать. И это обязательно пригодится в жизни.

ВЫ БЫ ХОТЕЛИ, ЧТОБЫ ВАШИ ДЕТИ СТАЛИ АРТИСТАМИ?

Я бы не был против. Если Мирон и Лада захотят стать актёрами, мы с Дарьей им обязательно поможем.

вверх