Вход

Максим Дунаевский: «Из того, что есть на эстраде сейчас, петь нечего»

Максим Дунаевский: «Из того, что есть на эстраде сейчас, петь нечего»

Всемирно известный продолжатель династии великих композиторов Максим Дунаевский приехал в Кузбасс впервые, чтобы лично исполнить любимые хиты советской эстрады для кемеровской публики. Плотный график маэстро позволил ему увидеть город лишь по маршруту «аэропорт — гостиница — филармония»: артист торопился на репетицию с оркестром, чтобы без заминок выступить перед зрителем.

Несмотря на собственную загруженность, Максим Дунаевский всё же выделил время для общения с прессой и ответил на несколько вопросов журналистов.

Текст: Ксения Ткаченко
Фото: Сергей Голев

Максим Дунаевский — творческий наследник композитора, народного артиста РСФСР Исаака Дунаевского и балерины Зои Пашковой. Дунаевский-младший обучался в Московской консерватории, и образование вкупе с природным талантом позволили ему стать известным и любимым автором музыки к трём десяткам советских и российских фильмов, сериалам «Граница. Таёжный роман» и «Утёсов», мюзиклам, театральным постановкам и мультфильмам.

Юбилейный концерт Максима Дунаевского в Кемерове приурочен к 115 дню рождения его отца, а также к 70-летию самого маэстро. На встрече с журналистами композитор рассказал, что сам будет петь, хочет этого зритель или нет. Поклонники его творчества услышали авторское исполнение песен из картин «Д’Артаньян и три мушкетёра», «Карнавал», «Мэри Поппинс, до свидания!», «Ах, водевиль, водевиль» и многих других.

Во время пребывания в Кемерове Максим Дунаевский отметил, что здесь, конечно, холодно, но русского человека морозами не испугаешь: нужно просто теплее одеваться. Композитор поделился, что на гастролях с такой погодой ему приходилось сталкиваться постоянно: и в столице, и на Севере, куда он периодически приезжает выступать.

О ВОЛНЕНИИ НА СЦЕНЕ И ТВОРЧЕСТВЕ

Репетициями я доволен — оркестр прекрасный, и, думаю, всё будет хорошо. Я надеюсь, что филармоническая публика хорошо знает оркестр — он не подведёт. Что касается меня, то волнуюсь я всегда. Без волнения невозможно выйти на сцену: это будет не выступление. А переживать надо постоянно: отсюда берутся адреналин и энергетика, которые передаются в зал зрителю.

Есть у меня задумки насчёт мюзиклов и кино: музыку сочинять, конечно, надо. От меня её ждут, а я не могу к этому приступить: наверное, слишком много на себя взял в последнее время, потому что являюсь руководителем Московской областной филармонии, и это очень тяжёлая ноша. Очень. Наверное, филармонические работники знают, что это такое — не продохнуть, что называется. К тому же я ещё заведующий кафедрой теории и истории музыки музыкального факультета в институте культуры.

О МУЗЫКЕ — СОВЕТСКОЙ И СОВРЕМЕННОЙ

О гастрольной программе говорить не нужно. Это же музыка — она скажет сама за себя, её стоит просто слушать. Будут и известные песни звучать, и менее известные, песни отца — в общем, разнообразный концерт.

У советской песни будущего нет, потому что нет СССР. Будущее есть у музыки — вообще у любой. У любой музыки есть классика, и у советской песни есть замечательные произведения. Не просто замечательные, а мирового уровня, которые ценятся на всём земном шаре, в отличие от нашей «попсы», которая ценится только в нашей деревне и больше нигде, к великому сожалению. Я думаю, что такие лучшие образцы, как Исаак Дунаевский, Марк Фрадкин, Аркадий Островский, Арно Бабаджанян — это великие мастера своего дела. Считаю, что их творчество останется, потому что оно поётся до сих пор и будет петься. Вот, например, старшеклассники идут на последний звонок на площади разных городов и поют «Школьный вальс». Значит, произведение живёт, потому что петь, собственно, нечего из того, что есть сейчас.

вверх