Вход

Куда не ступала нога зрителя: кемеровчане узнали тайны театрального закулисья

Куда не ступала нога зрителя: кемеровчане узнали тайны театрального закулисья

Когда мы приходим в театральный зал, в первую очередь, видим сцену. Затем всматриваемся в декорации. Следом появляются актёры и их история, а дополняют всё это спецэффекты. Но что находится за пределами спектакля? Театр для детей и молодёжи провёл серию экскурсий и мастер-классов, приуроченных к Году театра в России. Посетители попали за кулисы и узнали, что скрыто от зрительских глаз.

Текст: Алёна Куминова
Фото: Александр Патрин

СЦЕНА

В театре их три: основной зал, камерный и новый – с камином. Большую сцену видят все, но что находится за ней знают немногие. Оказывается, там небольшая комната ожидания, где актёры готовятся к выходу. Энергетика в этом месте такая мощная, что даже если в зале нет ни единого зрителя, от волнения всё равно подкашиваются ноги, словно тебе через пару секунд предстоит отыграть спектакль.

В театре есть интересная традиция: когда актёр оговаривается в ходе игры, его оговорку записывают на стене. Вот несколько примеров: «Не берите близко в голову», «Брюки дождусь и уйду», «Позволить себя этому красавчику я не разрешила».

Зал «У камина» появился совсем недавно. Главный режиссёр Ирина Латынникова рассказала, что директор театра Григорий Забавин долго лелеял мечту приобрести для театра камин. Когда она исполнилась, вокруг камина решили сделать малую сцену. Теперь это камерный зал, где актёры и зрители взаимодействуют в обстановке, близкой к домашней, дружеской. 27 марта там уже прошёл первый спектакль – «Белые ночи» по Достоевскому.

ДЕКОРАЦИИ

Далеко за пределами видимости зрителя, в недрах театральных коридоров, скрывается маленький, но очень важный мебельный цех. Там работает Сергей Фёдорович Кретов, который рассказал, что попал в театр случайно, но вот уже 16 лет мастерит фасады домов, корабельные штурвалы, а как-то ему даже довелось изготавливать целую мельницу для спектакля «Великолепный рогоносец». Эта декорация считается самой сложной.

Дорабатывается мебель в художественном отделе. Пол здесь полностью покрыт краской всех возможных цветов. Декораторы говорят, что на этом полотне есть след от каждого когда-либо поставленного спектакля. Впрочем, здесь не только декорируют мебель, но и создают мелкие предметы интерьера. Чугунные утюги весом с яблоко, античный бюст из пеноплекса, скелет бывшего пирата Бена Ганна – какую только бутафорию тут не встретишь.

Есть в театре предметы, которые своими руками не сделаешь. Для поиска таких декораций существует специальная должность – реквизитор. Он знает все антикварные магазины города и может достать, например, лошадиные бубенчики прошлого века, лампадку – позапрошлого, и даже настоящий обрез, который перед спектаклем заряжается театральными пулями.

АКТЁРЫ

Секреты актёрской игры описать невозможно, а вот за их внешний образ в театре отвечают целых четыре цеха. Всё начинается в швейном отделе, где золотые руки театральных мастериц создают костюмы для Джима Хокинса из Острова сокровищ, Дориана Грея, Трёх толстяков и многих других. Последние, кстати, считаются самыми крупными закройками за всю историю цеха. В театре шутят, что здешние сотрудники – жестокие люди, потому что именно они сообщают актёрам об изменениях в весе, если костюм становится тесноват.

Следом одежда отправляется в костюмерную. Количество предметов гардероба в фонде театра составляет около 800. Здесь и посеребрённая коллекция из сказки «Мальчик звезда», и туфельки Золушки, и роковое платье античной Электры. Кажется, и дня не хватит, чтобы исследовать все эти юбки, рубашки и башмаки.

Грим и причёски актёрам делают в разных комнатах. Удивительно, но в театре есть парикмахерская и штатный мастер красоты. Заходишь и будто попадаешь в модный салон. Отличие только в обилии париков. А в гримёрках в глаза бросаются совсем не скульпторы для лица и тени для век, а картины созвездий, надпись на потолке «Через тернии к звёздам» и синтезатор.

Процесс перевоплощения одного человека в другого можно было наблюдать на мастер-классе «Агент под прикрытием», где трое юных посетителей превратились в пожилых людей. Понадобилось: серый тон лица, тёмный грим на лицевые впадины, морщины, седовласый парик, парочка очков, шаль, сутулость и капля старческой мудрости в глазах.

СПЕЦЭФФЕКТЫ

Над сценой, за спинами зрителя, находится место, где рождается тревожная музыка и мелодия счастья, снег и туман, день и ночь. Это пространство, от пола до потолка увешанное афишами и дипломами – комната художника по свету и звукорежиссёра. В их работе важно не только действовать в связке друг с другом, но и с актёром. Например, иногда существует разница между концом реплики героя и моментом, когда он это по-настоящему пережил. Она в долях секунды, но музыку нужно включать именно в момент истины, поэтому звукорежиссёр должен тонко чувствовать настроение спектакля.

Директор театра Григорий Забавин отметил, что мероприятие такого формата проводится здесь впервые и Год театра – праздник вовсе не для театральных работников:

- Очень хочется, чтобы это стало событием именно для зрителя. Чтобы он понял, что театр существует не где-то там, а важен именно для него. Чтобы пришёл на спектакль и испытал какое-то душевное потрясение. Это сложный процесс, но мы над этим работаем. Дорогу осилит идущий, – поделился директор.

Конечно, раскрыть все секреты закулисья невозможно. Храм Мельпомены хранит ещё множество тайн, которые навсегда останутся недоступными для зрителя. Возможно, это и к лучшему, ведь красота искусства заключается в его непостижимости.

вверх