Вход

Книжная полка: 10 героев одного романа

Книжная полка: 10 героев одного романа

Мгновения, которые невозможно повторить, существуют не только в истории, но и в литературе. Яркие герои, безграничная любовь публики, стремительная слава и единственная большая книга журнал «Афиша» на A42.RU собрал поэтов, философов и драматургов, остающихся авторами одного в буквальном смысле романа. Впрочем, у некоторых из них ещё есть время и возможность эту историю переписать.

Текст: Алина Малинина

1. Гузель Яхина «Зулейха открывает глаза»

История татарской крестьянки, которая пережила раскулачивание в далёкие 30-е, стала главным литературным событием 2015 года — книгой зачитывалась вся страна, а Гузель Яхина получила сразу несколько премий, включая «Большую книгу».

Тем примечательнее, что единственный пока роман писательницы долго не хотело брать ни одно издательство. Первым в «Зулейху» поверил редактор «Сибирских огней» Виталий Сероклинов: отрывки из романа были опубликованы в журнале весной 2014-го.

Роман «Зулейха открывает глаза» начинается зимой 1930 года в глухой татарской деревне. Крестьянку Зулейху вместе с сотнями других переселенцев отправляют в вагоне-теплушке по извечному каторжному маршруту в Сибирь. Дремучие крестьяне и ленинградские интеллигенты, деклассированный элемент и уголовники, мусульмане и христиане, язычники и атеисты, русские, татары и немцы — все они встретятся на берегах Ангары, ежедневно отстаивая у тайги и безжалостного государства своё право на жизнь.

«Зулейха открывает глаза» — великолепный дебют. Он обладает главным качеством настоящей литературы — попадает прямо в сердце», — напишет в аннотации к книге Людмила Улицкая.

2. Сильвия Плат «Под стеклянным колпаком»

Известная американская поэтесса, основательница жанра «исповедальной поэзии», за свою короткую жизнь написала один-единственный роман. Полуавтобиографическая книга «Под стеклянным колпаком» впервые была опубликована в Великобритании в 1963 году — под псевдонимом «Виктория Лукас».

Юная Эстер Гринвуд подумывает о писательской карьере и, к собственной радости, попадает из пригорода Бостона в Нью-Йорк — за своё литературное творчество девушка выигрывает стажировку в одном из известных журналов. У Эстер появляются новые подруги и даже финансовая покровительница. Всё то же произошло и с Сильвией во время учёбы в колледже. Жизнь в большом городе всегда выбивает из колеи: но одним это помогает расправить крылья, других вынуждает ещё больше запутаться в бесконечных вопросах о смысле происходящего. Эстер пошла по второму пути: блеск, глянец, вечеринки, доктора, родной дом, депрессия и опять доктора…

Пока героиня набирается мудрости и ищет ответы на вопросы, её создательница делает выбор предельно быстро. Спустя несколько месяцев после публикации романа 30-летняя поэтесса уходит из жизни. Настоящая слава приходит к страдавшей от одиночества и непонимания Плат уже посмертно. В 1982 году поэтессе присуждают Пулитцеровскую премию — за её «Собрание стихотворений», а единственный роман неоднократно переиздают под её настоящим именем.

3. Мариам Петросян «Дом, в котором …»

Единственный роман художницы из Еревана, который критики часто называют одной из главных российских книг нулевых, проделал долгий путь к читателю — между задумкой романа в 1991-м и его публикацией прошло 18 лет, 10 из которых рукопись пролежала в столе у друга Мариам. В 2009 году «Дом, в котором …» принёс автору «Русскую премию» и стремительную славу.

Дом — это интернат для детей, от которых отказались родители. Маленькая большая вселенная со столетней историей и своей изнанкой, где границы между реальностью и фантазией не существует. У каждого из обитателей Дома есть своё прозвище, каждого Дом принимает или отвергает, делится секретами или прячет их. Он — живой и умеет любить по-настоящему, поэтому его обитатели так боятся Наружности — мира за пределами Дома, выход в который тем не менее практически неизбежен. Вместе с героями читатель погружается в полуфантастический мир Дома и задаётся главным вопросом: уйти или остаться?

Хоть писательница почти сразу заявила, что новых книг ждать от неё не стоит, в 2014 году свет увидела короткая волшебная история — «Сказка про собаку, которая умела летать».

4. Эмили Бронте «Грозовой перевал»

Англичане не раз называли единственный роман поэтессы Эмили Бронте самой романтичной книгой всех времён и народов. Тонко прописанный сюжет, непохожие на других персонажи и филигранное сочетание пасторального и готического романов — все эти качества сделали «Грозовой перевал» безусловной классикой мировой литературы. Более популярная в своё время Шарлотта Бронте не могла не признать силу героев, вышедших из-под пера сестры, хоть и написала в предисловии к её книге, что та, очевидно, «не ведала, что творила».

Дружба двух детей — безродного мальчика, подобранного на дороге добросердечным мистером Эрншо, и его непокорной дочери Кэтрин — постепенно переросла в многолетнюю страсть и тесно переплела жизни нескольких семей. Всепоглощающая и в тоже время абсолютно невозможная, она стала источником боли, несбывшихся ожидани и мести. Которая, как показала история, далеко не всегда приносит наносящему удар удовлетворение.

К слову, сплетение судеб Кэтрин Эрншо и Хитклифа волновало кинематографистов значительно больше истории добропорядочной Джейн Эйр и Эдварда Рочестера: «Грозовой перевал» пережил 14 экранизаций, в то время как «Джейн Эйр» только 10.

5. Борис Пастернак «Доктор Живаго»

Единственный роман Бориса Пастернака о судьбе российской интеллигенции, охватывающий несколько десятилетий — от начала 20 века до Великой Отечественной войны, был с восторгом встречен читателями и критиками всего мира. Образы Юрия Живаго и Лары Гишар, их сложные отношения и выстраданная любовь на фоне знаковых исторических событий будут волновать кинематографистов не меньше, чем образы Кэтрин и Хитклифа.

В 1958 году «Доктор Живаго», к тому моменту уже опубликованый в Италии и Голландии, приносит Пастернаку Нобелевскую премию по литературе. В то же время на родине роман называют «клеветническим», а бывшие коллеги (в октябре 1958-го Пастернака исключают из Союза писателей СССР) начинают травлю поэта. В результате сильнейшего давления Пастернак вынужден отказаться от Нобелевской премии. В течение двух следующих лет поэт сгорает от рака лёгких.

Реабилитирован Пастернак только 30 лет спустя. «Доктор Живаго» впервые опубликован в СССР в 1988 году. Роль одного из самых популярных героев мировой литературы успели сыграть Омар Шариф, Ханс Мэтисон, Олег Меньшиков (в кино) и Валерий Золотухин (в театре).

6. Владимир Высоцкий «Чёрная свеча»

Проза Высоцкого не так хорошо известна, как его поэтические произведения и песни: между тем, любимый не одним поколением автор-исполнитель писал повести, киносценарии и даже пробовал свои силы в большой прозе.

Фактически единственным законченным романом поэта остаётся «Чёрная свеча», написанная в соавторстве с Леонидом Мончинским — сложное и очень реалистичное повествование о старателях Тумановской артели золотодобытчиков. Почти все герои книги — бывшие зэки, отбывающие наказание на Колыме. Именно в них поэт, прилетевший с концертами в Восточную Сибирь, увидел созидателей, которые, погрузившись во зло, сумели от него отказаться.

— Воскресение личности произвело на Высоцкого сильное впечатление. Он сказал: «Давай напишем сценарий фильма об их прошлом и настоящем», — вспоминал Мончинский. – Я охотно согласился, ибо меня самого увлекала задача постижения этого феномена, да и страницы моих дневников уже хранили истории многих потрясающих человеческих судеб. То, что происходило с бывшими зэками, а ныне старателями, поначалу укладывалось в простую форму: сделайте человека свободным, хорошим он станет сам. Но стоило нам оглянуться на их прошлое, как возникала мысль: «Возможно, перед нами просто отдельные экземпляры, счастливчики, получившие неполную дозу лагерной радиации?»

Задуманная в 1976 году как сценарий, история быстро превратилась в роман. К 1979 году был собран почти весь материал. До окончания совместного труда Владимир Семёнович не дожил, Леонид Мончинский завершал работу один. Впервые книга увидела свет только в 1992 году.

7. Артур Миллер «Фокус»

Знаменитый американский драматург к большой прозе прикоснулся лишь раз — в 1945 году вышел его роман «Фокус».

Рождённый в семье польских эмигрантов с еврейскими корнями, Миллер знал об антисемитизме не понаслышке. В отличие от героя его романа — добропорядочного обывателя Лоуренса Ньюмана. Тот недолюбливает евреев и с лёгкостью присоединяется к гонителям своего соседа Финкельштейна. Но вот незадача: у Ньюмана портится зрение, и окулист прописывает ему очки, в которых его самого принимают … за еврея. Вчерашний ариец лишается хорошо оплачиваемой работы и становится изгоем в собственном квартале. Испытав на себе всё то, что приходилось терпеть его соседу, герой решает подняться и изменить ход событий …

Жёсткий и ироничный, «Фокус» заставляет задуматься о выборе, который мы — часто бессознательно — делаем каждый день. Роман неоднократно переиздавался, но, несмотря на серьёзную социальную константу, мировую славу Миллеру принёс отнюдь не он, а написанная несколькими годами позже пьеса «Смерть комивояжёра». Получив за неё Пулитцеровскую премию, Артур Миллер полностью посвятил себя театру и к романам больше не возвращался.

8. Патрик Зюскинд «Парфюмер»

Немецкий драматург и сценарист живёт уединённо, с журналистами практически не общается и пишет немного. Впрочем, после «Парфюмера», переведённого на 47 языков мира и выдержавшего многомиллионные издания, писатель стал классиком уже при жизни. Единственную работу Зюскинда в жанре большой прозы, увидевшую свет в 1985 году, называют самым популярным романом на немецком языке со времён «На Западном фронте без перемен» Ремарка (1929).

Жан-Батист Гренуй считает себя «маленьким человеком»: он трудно рождался, трудно рос — в нужде и одиночестве, его никто никогда не любил. Он некрасив и увечен, его избегают дети и сторонятся взрослые. Отданный монастырской кормилице на воспитание, в Париже XVIII века Гренуй не имел никаких шансов на сколько-нибудь заметное положение. К тому же он имел ещё одну особенность, не поддающуюся никакой логике, но всерьёз пугающую окружающих — он ничем не пах. При этом сам мог различать запахи, для которых даже не существовало названий. Забитый жизнью герой однажды понимает, что его призвание — стать величайшим парфюмером и создать идеальный аромат, который, манипулируя человеческим обонянием, заставит окружающих, наконец, полюбить его.

В 2006 году роман Зюскинда экранизировал его не менее знаменитый земляк Том Тыквер. Фильм «Парфюмер: история одного убийцы» принёс его создателям шесть премий «Лола» — высших национальных кинонаград Германии.

9. Оскар Уайльд «Портрет Дориана Грея»

Единственный опубликованный роман известного британского философа, драматурга и поэта впервые увидел свет в 1890 году. И тут же получил скандальную известность: литературные критики называли его аморальным и даже пытались запретить. Публика же, напротив, новой книгой писателя зачитывалась.

Юный Дориан Грей заказывает художнику собственный портрет. Любуясь своим изображением, он начинает мечтать: хорошо бы, чтобы старел только портрет, а он вечно оставался молодым. Знакомство с загадочным лордом Генри, презирающим нормы морали и сильно влияющем на юношу, неожиданно помогает этому желанию сбыться…

Умело соединяя тонкую иронию, жёсткий сарказм, глубокий метафоримзм и даже ключевые образы христианской философии Уайльд создал увлекательный роман-загадку, одинаково близкий как литературным эстетам, так и массовому читателю. Во многом именно поэтому над «Портретом Дориана Грея» (ставшим, к слову, самым известным произведением писателя) также не властно время: роман выдержал более 30 постановок и экранизаций, а режиссёры театра и кино продолжают обращаться к нему за вдохновением.

10. Маргарет Митчелл «Унесённые ветром»

Сегодня сложно с уверенностью сказать, что популярнее — единственный роман Маргарет Митчелл, опубликованный в 1936 году, или его экранизация с легендами Голливуда Вивьен Ли и Кларком Гейблом в главных ролях.

История любви, потерь и воскрешения на фоне вражды Севера и Юга оказалась настолько популярной, что между выходом романа и выходом фильма не прошло и трёх лет — права на экранизацию книги знаменитый голливудский продюсер Дэвид Слезник выкупил у Митчелл почти сразу.

Прекрасная и несгибаемая Скарлетт О’Хара уверена, что ей под силу всё — и очаровывать мужчин, и заставлять окружающих потакать своим желаниям, и восставать из пепла в случае неудачи. Близкие люди, война, да и сама жизнь не раз попробуют разубедить её в этом: героиня пройдёт через разочарование, нищету, предательство и боль. Но это же научит её понимать и чувствовать любовь.

Взрывной характер, невероятное упрямство и безграничная вера в собственные силы сделали Скарлетт одним из хрестоматийных персонажей мировой литературы. «Я подумаю об этом завтра» — любимая поговорка едва ли не каждого второго жителя планеты.

В 1937 году роман «Унесённые ветром» принёс Маргарет Митчелл Пулитцеровскую премию.

вверх