Вход

История двух гопников: Иваныч и Кисель о дружбе, кино, детях и планете ТНТ

История двух гопников: Иваныч и Кисель о дружбе, кино, детях и планете ТНТ

7 ноября на канале ТНТ вышел новый сезон сериала «Универ». Накануне премьеры мы поговорили с актёрами Константином Шелягиным и Григорием Кокоткиным, которые играют друзей-гопников Иваныча и Киселя, о дружбе в кино и жизни, современном кинематографе, кулинарии и боях без правил. За что Григорий Кокоткин любит свою профессию, какой отечественный фильм хочет посмотреть Константин Шелягин, сколько лет его сыну и почему в семье, по его мнению, должно быть много детей, читайте в нашем материале.

Текст: Екатерина Бормотова
Фото: kinokopilka.pro, videoroi.ru,
tut-interny.ru, kpcdn.net

ВАШИ ПЕРСОНАЖИ — ИВАНЫЧ И КИСЕЛЬ — ОЧЕНЬ ОРГАНИЧНО СМОТРЯТСЯ НА ЭКРАНЕ. ГДЕ НАБИРАЛИ ФАКТУРУ?

Константин Шелягин: Если посмотреть с первой серии и до сегодняшнего дня, то чувствуется рост наших персонажей в каких-то штампах, ужимках, смешках. Анечка Хилькевич принесла нам такой талмуд – словарь жаргонов, там расписаны все жесты и их значения. Носик почесал – всё, чувака увели куда-то. Или мигнул, или два раза мигнул. У нас собирательные персонажи, постоянно что-то где-то подсматриваем, дорабатываем. Команда нам помогает, мы друг другу.

Григорий Кокоткин: Я Косте советом помогаю, Костя мне деньгами (смеётся).

Константин Шелягин: Когда у меня нет денег, я за советом иду.

Григорий Кокоткин: Не будем далеко уходить от темы. Я родился в спальном районе города Воронежа, там таких Киселей и Иванычей пруд пруди. В актёрской профессии есть такой раздел, как наблюдение за людьми, я говорил уже об этом. Ты просто смотришь за тем, как живут люди, подмечаешь какие-то маленькие детали, какие-то жесты, подмигивания, кивания, смех и на себя это примеряешь, как-то структурируешь и получаешь образ одного гопника и второго.

КАКАЯ АТМОСФЕРА ЦАРИТ НА СЪЁМКАХ?

Константин Шелягин: Разная.

Григорий Кокоткин: В моей актёрской биографии неплохое количество проектов, и я могу сказать: то, что есть на ТНТ и в «Универе», мало где встречается. Правда. Очень всё душевно, заботливо, классно. Я работаю в удовольствие. Серьёзно. Мне очень приятно, когда я приезжаю на площадку. Мы шутим, что-то придумываем.

КАК ПОПАЛИ В ПРОЕКТ?

Константин Шелягин: Мне позвонили, предложили сыграть гопника. Я тогда работал в театре у Сергея Безрукова и очень хотел на него походить. Я приехал на площадку, попросил девчонок, чтобы мне сделали причёску, как у Саши Белого. У меня была чёрная рубашка, чёрные брючки, чёрные туфельки, я вышел и сказал свою единственную, но гениальную фразу, до сих пор её помню: «Слышь, мамань, может, небольшой «втац» прояснит ситуацию?» Потом меня пригласили ещё раз гопника сыграть, и так началось собирание образа Иваныча.

Григорий Кокоткин: Это был 2011 год, я учился во ВГИКе, мне позвонили, спросили, не хотите ли сыграть гопника, я сказал, конечно, хочу, потому что сами знаете, что такое студенческие годы: гречка в радость каждый день. Я приезжаю на площадку «Универа», это третья серия была (эпизод с Анной Хилькевич – прим. редакции), и вижу маленького мальчика, который зализан, как Саша Белый, в чёрной рубашке стоит около павильона, и мне говорят, что мы будем играть вместе. Так мы познакомились с Костей и сыграли этот эпизод. Потом Костю стали прописывать, меня прописывать почему-то не стали. И Костя снимался там некоторое время один.

Константин Шелягин: Не один, с другим гопником. Его быстро выписали из сериала.

Григорий Кокоткин: И опять нашли меня. Пригласили, посмотрели на нас в паре, как мы существуем, и стоит ли дальше с нами двигаться. Наши персонажи понравились, и по чуть-чуть стали придумывать истории. Интересно было наблюдать, куда они будут развиваться и какие ещё безумные вещи будут творить.

КАКИЕ ЛЮБОВНЫЕ ЛИНИИ БУДУТ РАЗВИВАТЬСЯ У ВАШИХ ПЕРСОНАЖЕЙ В ЭТОМ СЕЗОНЕ? У КИСЕЛЯ ВЕДЬ БЫЛА ТОЛЬКО ШУТОЧНАЯ ИСТОРИЯ С МАШЕЙ БЕЛОВОЙ?

Григорий Кокоткин: Всё серьёзно у нас было. Шуточки бы только вам. Девушка будет, так скажем, в стадии разработки. Вы же понимаете, Киселю тяжело с девушками общаться. Он парень такой: молоток, пробивается к девушкам не тонко, а напрямую. Всё будет, будете сидеть вечером, смотреть «Универ» и плакать, какой на самом деле Кисель хороший.

В ЭТОМ СЕЗОНЕ ЧТО-ТО ПРОИСХОДИТ С ДРУЖБОЙ КИСЕЛЯ И ИВАНЫЧА?

Григорий Кокоткин: С дружбой всегда что-то происходит, как и с любовью. Отношения нормальные как складываются: сначала всё хорошо, потом всё плохо, потом опять хорошо. Конечно, и конфликтные ситуации будут, и ссоры.

Константин Шелягин: Мы подходим иногда к авторам, мы же артисты всё-таки, хотим какую-то драматическую линию. Подходим и говорим, что конфликта нам не хватает. И авторы начали вписывать такие ситуации. Это нам подарки от авторов, когда действительно можно по-актёрски, по серьёзному сыграть – ну, попытаться, потому что всё равно это ситком и должно быть смешно.

ЗА ЧТО ВЫ ЛЮБИТЕ СВОЮ ПРОФЕССИЮ?

Григорий Кокоткин: Это единственная профессия, которая позволяет тебе быть кем угодно, прожить весь спектр чувств. Это круто, это интересно, это здорово. Иногда задумываешься по поводу каких-то отрицательных ролей, которые исполнял, сопоставляешь себя с этими персонажами, думаешь, я бы так никогда не поступил. А он поступает. И оправдать его, как говорится: каждый актёр – адвокат своей роли, это очень интересно. Наша жизнь – это обучающая игра. Вот смотришь на ребёнка, как он растёт, а он растёт через игру. Я очень смеялся, когда мы летом отдыхали всей семьёй на пляже, и мой крестник, ему два года, ползал по гальке. В какой-то момент смотрю, он камешки в рот себе засовывает. Я испугался, конечно. В итоге он всё выплюнул, и я спрашиваю: «Что, вкусно?» Он говорит: «Нет». «А зачем в рот положил?» Пожал плечами и убежал. Он пробует этот мир на вкус, он учится. Через актёрскую игру в этой жизни, мне кажется, можно пробовать, обучаться.

Константин Шелягин: Наша профессия – человековедение. Анализ человека.

КОНСТАНТИН, СКОЛЬКО ЛЕТ ВАШЕМУ СЫНУ? ОН СМОТРИТ ТЕЛЕВИЗОР? КАК ВАС В НЁМ ВОСПРИНИМАЕТ?

Константин Шелягин: Когда в моей жизни появился Платон, настала другая жизнь. Ему сейчас год и восемь месяцев, он хулиган, он молодец, он актёр. У него и мама актриса. Мы оба сумасшедшие. Хотя я бы не хотел актёрской судьбы своему ребёнку. Потому что сейчас мир такой. Сложно устроиться на работу в нашем актёрском деле. Нам повезло с Гришей. Повезёт ли его поколению – не знаю. Я его люблю. Он жив, здоров, с утра мне звонил. Научился говорить «батя». Звонит и в трубку мне говорит: батя! Советую рожать всем. Сам за вторым долго в очереди стоять не буду. Хочу, чтоб как у Ивана Охлобыстина.

КРОМЕ РАБОТЫ, КАКИЕ У ВАС УВЛЕЧЕНИЯ? ГОВОРЯТ, КОНСТАНТИН ЛЮБИТ ГОТОВИТЬ, ЭТО ТАК?

Константин Шелягин: Откуда вы всё знаете? Я вообще ничего нигде не выкладывал про кулинарию. Готовить надо для кого-то и с любовью. Мы сыну готовим каждый день, у нас никогда не бывает никаких там баночек. Кашу, суп, второе. В рыбе я мастер. Вот Гриша, кстати, пробовал мою рыбу. Вообще, мы дружим семьями.

Григорий Кокоткин: У меня нет хобби, я живу только своей профессией… Шучу, есть, конечно! Я очень люблю бои без правил. На рыбалку на выходных могу съездить с папой. Отдыхать тоже очень люблю.

Константин Шелягин: Мне кажется, хобби должно появляться с течением жизни. Сегодня тебе это интересно делать, ты это делаешь, завтра другое.

ЧТО ЗА ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ БОЛЬШЕ ЗАПОМНИЛОСЬ В КИНО? «МАТИЛЬДУ» СМОТРЕЛИ?

Константин Шелягин: Я очень хочу посмотреть «Союз-7». Посмотрел русский тизер и не понял – русский он или американский. Наступила эпоха, когда мы начинаем соперничать с американским кино. Тарковский сказал, что кино – очень несчастное искусство, потому что зависит от денег. Действительно, это так. Если финансы есть, это видно. Не всегда, если ты вбухал много бабла, получится хороший фильм. Мне кажется, «Союз-7» – тот фильм, где всё сложилось. А так «Гоголя» жду. Я хотел сыграть в этом проекте, не сыграл, но посмотрю с удовольствием. Мне нравится фантастика, фантастический реализм.

ЧУВСТВУЕТЕ РАЗНИЦУ МЕЖДУ РАБОТОЙ В КИНО И ТЕАТРЕ?

Григорий Кокоткин: Театр – это здесь и сейчас, это работа со зрителями. Долгая подготовка и выдача результата. Получится – не получится, сможешь – не сможешь. В кино есть дубли, разные кадры и самая классная штука – монтаж. Всё будет красиво и замечательно.

ГДЕ КОМФОРТНЕЕ СУЩЕСТВОВАТЬ?

Григорий Кокоткин: Дело даже не в том, что ближе и комфортнее. Нравится и то, и другое, но мне на данном этапе – всё может быть только на данном этапе – очень хочется развиваться в кино. И больше сил туда вкладывать.

ЕСТЬ КАКАЯ-ТО РОЛЬ, КОТОРУЮ ХОТЕЛОСЬ БЫ СЫГРАТЬ?

Григорий Кокоткин: Когда я учился в институте, мне очень много ролей хотелось сыграть: и Гамлета, и Дубровского – мне очень нравится это произведение, с детства. Но, к сожалению, не актёр выбирает роли. Актёр может дорасти до того уровня, когда он будет выбирать. На данный момент я пока не дорос. Надеюсь, что когда-нибудь дорасту. Но дело в том, что бывают обстоятельства, что ты дорос, но сыграть уже не сможешь. Вот мы с Костей уже, наверное, вряд ли сыграем Ромео. Определённый возраст, определённый взгляд.

Константин Шелягин: А молодильные яблочки?

Григорий Кокоткин: В смысле, пластическая операция?

Константин Шелягин: Нет, не путай. Молодильные яблочки. Я надеюсь, всё-таки, к концу жизни найти это дерево.

Григорий Кокоткин: Вот у Кости есть мечта.

Константин Шелягин: Не мечта, надежда.

Григорий Кокоткин: Актёрская профессия и прекрасна, и ужасна одновременно. Буквально несколько месяцев назад я пробовался на один проект, не буду его называть, я очень хотел сыграть эту роль, сценарий потрясающий, но меня не взяли. Не знаю, в виду каких обстоятельств, их огромное количество может быть. Что называется – должны звёздочки все сойтись. Будем двигаться дальше. Ничего страшного.

НЕ БОИТЕСЬ, ЧТО РОЛИ ГОПНИКОВ ОСТАВЯТ НА ВАС ОТПЕЧАТОК И ВАС БУДУТ ТОЛЬКО ПО НИМ УЗНАВАТЬ?

Константин Шелягин: Это уже есть.

Григорий Кокоткин: У каждого актёра есть та роль, с которой он стал узнаваем на улице. Есть та роль, с которой он заявляется широкой аудитории.

Константин Шелягин: Мы в который раз говорим о нашей знаменитой троице: Вицин, Моргунов, Никулин. По-разному их судьба раскидала, но суть в том, что у всех, кроме Моргунова, были драматические роли. Но страна их не помнит за эти драматические роли. А всё почему? Сам Гайдай сказал, что надо смешить людей, у него нет задачи говорить о войне. Смешить и помогать людям веселиться. И мы с вами, когда смеёмся, хотя бы чуть-чуть, продляем друг другу жизнь. Чуть больше света становится на нашей планете Земля. Когда ТНТ будут показывать по всему миру и «Универ» будет вещать с утра до ночи везде, все будут улыбаться.

Новый сезон «Универа» с 7 ноября с понедельника по четверг в 20:00 на ТНТ.

вверх