Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока

«Хочется видеть моих зрителей счастливыми»: интервью с Анитой Цой

«Хочется видеть моих зрителей счастливыми»: интервью с Анитой Цой

Свой новый гастрольный тур Анита Цой называет «шоу мечты». Просто потому что мечтать важно в любом возрасте, но чем старше мы становимся, тем реже это делаем. Да и сами мечты как-то мельчают, а рисковать ради них тем, что нажито непосильным трудом, хочется всё меньше и меньше. Об этом, масштабной шоу-программе, любви и огромном драконе мы поговорили с артисткой после её выступления в Кемерове.

Текст: Максим Полюдов
Фото: Георгий Шишкин

И ВСЁ ЖЕ, ЧТО ЗА ЗАГАДОЧНОЕ НАЗВАНИЕ ДЛЯ ШОУ-ПРОГРАММЫ – «10|20»?

20 – это мой двадцатилетний творческий юбилей, а 10 – это десятая шоу-программа, сделанная мною как режиссёром-постановщиком, автором песен и артистом. Я давно хотела, чтобы не только Москва и Санкт-Петербург видели такие прекрасные шоу. И у меня появилась мечта где-то в 2000 году – начать катать по стране большие красивые программы. Но прокатчики боялись связываться с техникой, боялись за залы – а получится ли, а пойдёт ли? И тогда, махнув рукой на всё, в 2011 году я собрала хорошую команду, и мы прокатили по 52 городам России как первооткрыватели нового жанра, нового стиля. И мы были в Кузбассе с шоу «Твоя А». У нас как раз Кемерово оказался финальным городом – и мы здесь так шампанским поливались, вы не представляете! А теперь не 52 города, теперь мечта другая – сто городов России. И на этот раз Кемерово – 48-й город.

Я считаю, что любой город заслуживает увидеть у себя хорошее передвижное шоу. Мы работаем так по миру уже много лет. И очень грустно, что мы выступаем везде, кроме своих собственных городов. И когда в 2011 году мы стартанули, то за нами уже пошли все остальные и поддержали: Филипп Киркоров, ДДТ, Сергей Лазарев, Ани Лорак. То есть мы открыли какую-то интересную нишу, когда люди приходят в зал и получают контент. Они видят некое законченное произведение: музыку, костюмы, поддержку на экранах, какую-то сюжетную линию и так далее.

НАСКОЛЬКО ЧАСТО НЕОБХОДИМО ОБНОВЛЯТЬ ПОДОБНЫЕ ПРОГРАММЫ? И, К СЛОВУ, В КАЖДУЮ ИЗ НИХ ВЫ НАВЕРНЯКА ВКЛАДЫВАЕТЕ КАКОЙ-ТО ПОСЫЛ – КАКОЙ ОН У «10|20»?

Раз в пять лет выпускать большие шоу-программы – это нормально. Я же как-то за двадцать лет умудрилась выпустить десять. Сама не могу понять, как так произошло. Но с другой стороны, двадцатилетний юбилей уже обязывал, нельзя было пройти мимо. И что же делать в двадцать лет, как не шоу. И могу сказать, что действительно сыграло роль моё желание найти правильную тему, которая объединила бы людей, которая дала бы нам нужное направление в жизни, чтобы люди вышли с концерта не просто весёлые, позитивные, отдохнувшие, а чтобы у них что-то зародилось вот в этом хорошем и, может быть, завтра дало свои плоды. Потому что очень хочется видеть моих зрителей счастливыми.

Мне очень грустно, когда к музыке относятся как к какой-то коммерческой составляющей, выпускают треки, под которые колбасишься, а через пять минут забываешь, что у тебя было в душе, потому что оно не принесло практически ничего. Мне кажется, у музыки очень большой потенциал, она может настроить человека как на положительное, так и на отрицательное. Потому что это мир эмоций – волшебный мир. И почему артисты не хотят уходить со сцены очень долго, хотя постоянно прощаются со своим зрителем? Потому что это волшебство. Когда ты смотришь на зрителя, а он сопереживает. Он отдаёт всего себя, если он действительно слышит ту музыку, которая попала к нему в сердце. Мы своей программой «10|20» даём людям стимул, позитив. Мы стараемся, чтобы они выплеснули недоверие к самим себе и, наоборот, зарядились совершенно новыми чувствами – почувствовали себя красивыми, самодостаточными. Чтобы у них хватило сил на то, чтобы посмотреть на весь мир новыми глазами и пойти вперёд.

У ВАС В ШОУ ЕСТЬ ИНТЕРЕСНАЯ ФИШКА – НА КАЖДОМ КОНЦЕРТЕ ВЫБИРАТЬ «ЧЕЛОВЕКА МЕЧТЫ». ТЯЖЕЛО ЛИ БЫЛО НАЙТИ ТАКОГО В КЕМЕРОВЕ?

Я не представляю себе, кто может в Кемерове стать «человеком мечты» кроме шахтёра. У меня очень чёткое видение этого вопроса, потому что для того, чтобы написать, например, песню «Уголёк» – а я такой перфекционист, я копаюсь, копаюсь, копаюсь, – мне пришлось очень многое здесь накопать в прямом смысле этого слова. И могу сказать, что достойнейший человек, которого мы сегодня выбрали, настолько скромный, что еле приехал. Мы его уговаривали, а он отказывался до последнего. Честно скажу, за полчаса до концерта я уже просто рыдала сидела, ведь он сильно стеснялся. Но ему, видимо, очень понравилось шоу, потому что я видела его глаза, и он уже не стеснялся, когда выходил к сцене.

Выбор сделать непросто. С нашим героем было правда очень сложно. Мы хотели отыскать именно заслуженного шахтёра, но выяснилось, что в самом Кемерове таковые не живут, а живут они в так называемом пригороде. И тогда через десятые руки от организаторов, через некую тётю Олю мы нашли нашего героя. Трое суток мы его уговаривали, а он ни в какую не хотел. Но вот, к счастью, он всё же пришёл. Обычно мы предупреждаем героев день в день или за несколько часов до концерта, а здесь – за несколько дней начали.

КАК ДОЛГО ДЛИТСЯ ПОДГОТОВКА ТАКОЙ МАСШТАБНОЙ ПРОГРАММЫ?

Конечно, мы начали готовиться к шоу заранее. Основное – это музыкальный материал, его быстро не сложишь. Мы перелопатили все наши старые хиты: «Полёт», «Небо», «Береги меня», «Твоя А», «На восток» – и теперь они все переаранжированы. Они сделаны специально под шоу – в ногу с современными тенденциями, с очень модным звуком. Мы использовали, например, всю палитру корейской, японской, китайской, тайской этнической музыки. С нами работали американцы и русские. Мы два с половиной года трудились только над музыкальным материалом. Это всё отразилось прежде всего в альбоме «Без вещей» и в тех клипах, которые выходили, начиная с «Лето. Латте. Любовь». Все спрашивали, почему меня потянуло в анимацию, а мы тогда уже знали, что мне 16 – это по сюжету нашего сценария.

Дальше была собрана команда, написан режиссёрский сценарий, и мы начали разбирать песни. Заранее пригласили всех на теоретический разбор полётов. Это очень важный момент. Собрались все художники, постановщики, дизайнеры, всем им рассказали об образах в том или ином номере, объяснили переходные периоды, что вот здесь девочке 16, здесь – столько-то, а вот тут – столько-то. Всё-всё-всё было рассказано. И люди уже начали прорабатывать материал в голове, но все получили задание: я сказала, что шоу не будет готовиться 6–8 месяцев, максимум – полтора. Первого августа старт, а 20 сентября мы должны быть в первом городе тура. В итоге команда сработала как одно целое, и мы получили на выходе потрясающий результат.

ОДНАКО ПОМИМО САМИХ ПЕСЕН БОЛЬШУЮ РОЛЬ В ВАШЕМ ШОУ ИГРАЕТ И ХОРЕОГРАФИЯ. КАК ИСКАЛИ ТАНЦОВЩИКОВ?

Мы собирали наш балет три месяца. Провели кропотливый кастинг и отобрали самых лучших танцовщиков. Прежде всего они должны были обладать сумасшедшей мышечной памятью, потому что за полтора месяца нужно было выучить 16 хореографических постановок от ведущих хореографов мира – а их семеро. Это очень-очень сложно. Мы тщательно проверяли каждого танцовщика, потому что каждый винтик незаменим, у нас нет дублёров, да их и невозможно найти. Набиралась команда, верящая в мечту. Вы видите, как горят их глаза, когда они работают на сцене – они по-настоящему верят в то, во что они играют.

В итоге все подключались и выбирали команду, даже астропсихолог и нумеролог, чтобы мы жили как одна единая семья, никто ни на кого не наезжал, все находили общий язык.

И вот первого августа к нам слетелись хореографы со всего мира. Один из них – Михаил Кулаков – главный хореограф всей постановки, много лет работает со мной, он с 2005 года ставил все мои шоу, какие только есть – и «Аниту», и «На восток», и «Любовь Казарновскую», когда мы делали оперное шоу. Михаил пригласил к нам известнейшего хореографа – Хосе Голливуда. Он работает с Бейонсе, Ники Минаж, Дженнифер Лопес. Все последние концерты, самые мощные, самые крутые – это всё его рук дело.

ВООБЩЕ ЧАСТО ЛИ ПРИХОДИЛОСЬ В ПРОЦЕССЕ ПОДГОТОВКИ ОБРАЩАТЬСЯ ЗА ПОМОЩЬЮ К ИНОСТРАНЦАМ?

Могу с гордостью сказать, что если в 2011 году, когда мы привозили шоу «Твоя А», 80% контента делали иностранцы, потому что наши не умели, то в этом году, всего пять лет спустя, 80% контента сделано русскими. Это очень приятно. Причём они изобрели новую технологию в рисовании, которую сейчас отправили за границу. Теперь наши диктуют мировому рынку новые тренды. Но всё-таки 20% осталось, сюда а первую очередь входит музыка, которую мы делали. И ещё три предмета.

Первое. Платье Валентина Юдашкина – вот эта фарфоровая статуэтка, выезжающая рассказчица. Она сделана в одной из старинных театральных мастерских Парижа, которая шила костюмы для кино «Жанна Д’Арк» и для «Игры престолов».

Второе. Наш дракон прилетел из Австралии, потому что он должен был выглядеть очень реально, но перед исполнителями стояла сложная задача: он должен за 12 минут разбираться и собираться, а также помещаться по все грузовые отсеки. И, конечно, он должен быть компьютеризирован, управляем, должен понимать человеческую речь, реально реагировать на всё то, что происходит на сцене. И австралийцы справились. Кстати, именно они работали над нашими Олимпийскими играми: вы помните всех этих зверюшек – Зайку, Леопардика и Медвежонка.

И третье. Мне были нужны на сцене передвижные телеги, у нас их в наличии нигде нет в России. Я увидела на YouTube производство в Германии, где на таких больших компьютеризированных телегах передвигают «ветряки». Я связалась с этим предприятием и попросила их сделать три экспериментальные машины-платформы, чтобы каждая из них была размером метр на метр и выдерживала до тонны веса. Мы их сделали, и теперь немцы думают, не наладить ли им производство для стейджа и сцены. Потому что они везде проходят: и по кривой сцене, и по косой сцене, они вращаются, они ездят в разных направлениях. Первые экземпляры у нас, и мы с ними как раз работаем.

КАКИЕ ПЛАНЫ НА ШОУ ПОСЛЕ БОЛЬШОГО РОССИЙСКОГО ТУРА?

Как я уже сказала, для меня очень важно было проехать сначала по России – это у меня пунктик уже несколько лет. И когда мы закончим Россию, у нас начинается мировой тур, потому что нас, как русское шоу, ждут в мире. У нас начинается Казахстан, Узбекистан, Белоруссия, Корея, Япония, Китай. Нас ждёт Америка, Австралия, мы вылетаем в Европу. На самом деле очень много работы, ведь шоу будет существовать всего два – два с половиной года. То есть это тот максимальный режим, в котором смогут выжить участники.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

вверх