Вход

День рождения короля: кемеровчане о книгах Кинга

День рождения короля: кемеровчане о книгах Кинга

Сегодня Стивену Кингу исполняется 70 лет. Король тёмной стороны, мастер психологической прозы, самый экранизируемый писатель современности — он не менее любим в России, чем в США и родном штате Мэн. Журнал «Афиша» поговорил с кемеровчанами об их любимых книгах Кинга и связанных с ними историях.

Автор: Михаил Назаров
Фото: horrorgeeklife.com

Олеся Климчук, врач-нарколог:

– Вместо ответа на вопрос о любимой книге Кинга хочется развернуть огромный свиток и начать перечислять, перечислять и перечислять. К произведениям сэя Стивена (Сэй — уважительное обращение в Срединном мире («Тёмная башня»). — Примеч. ред.) я питаю нежные, трепетные чувства, даже к не самым удачным и раскрученным.

Но если попытаться выделить одну книгу, которая особенно запомнилась и оставила след, я неожиданно для многих назову «Дьюма-Ки». Это роман, в котором особенно отчетливо виден травматический опыт писателя после столкновения с фургоном. Главный герой страдает так же, как страдал Кинг, но их обоих спасает и вытягивает с того света мощнейшая, волшебнейшая сила — искусство. Несмотря на кучу жутких моментов (парковый жокей еще долго мерещился мне в темных углах), для меня это на все сто процентов книга-вдохновение. Ко всему прочему, рассказчик еще и предостерегает читателя — искусство может исцелять, а может быть и губительным.

Жаль, что экранизировать этот не особенно кинематографичный роман сложно, поэтому экранное воплощение однорукого Эдгара Фримантла или чудовищной Персе мы вряд ли когда-нибудь увидим. С другой стороны, что бы там ни творилось в Голливуде, книги всегда будут с нами — старые, и, надеюсь, еще много новых. Долгих лет, сэй Стивен!

Дарья Кельн, редактор:

— Однажды Стивен Кинг помог мне собраться с силами. Год назад в Кемерове сгорел приют для бездомных животных. Мы с коллегой поехали работать на завалы. Так получилось — другие волонтёры погибших собак знали, ухаживали за ними, у них моральных сил не было убирать тела, чтобы вывезти их и похоронить. А мы вроде как могли, как бы страшно нам не было. Я до сих пор помню запах, который там стоял, чёрные тела, прижавшиеся друг к другу… В первые минуты хотелось уйти оттуда, но нужно было собраться.

И я вспомнила врача из «Извлечения троих», третьего тома «Тёмной башни» — молоденького хирурга, который работал на скорой — это эпизодический персонаж, Кинг часто выписывает «проходных» героев детально, они у него тоже живые, хотя и появляются на паре-тройке страниц. Так вот, тот хирург приехал на место авиакатастрофы, чтобы помочь выжившим, и едва не сломался. Он ходил по обломкам, смотрел на изуродованные тела и говорил себе: «Если ты выдержишь, детка, ты выдержишь всё». Я поступила также, и мы перетаскали 70 тел погибших животных в машину. Каждый раз, когда мне страшно, я вспоминаю эти слова. Что касается моего пути к «Тёмной башне», он ещё не окончен — сейчас я как раз читаю последнюю книгу.

Татьяна Кормщикова, госслужащая:

— Первое, что я прочла у Кинга был роман «Мизери». Человек я эмоциональный, впечатлительный. Книга не отпускала несколько дней. Потом фильм посмотрела одноимённый. Книга оказалась ярче, хотя и фильм неплох.

После было много рассказов, повестей и настал черёд «Тёмной башни». Не могу сказать, что прочла на одном дыхании. Какие-то части «проглатывались» с первой строчки и до последней точки, какие-то читались гораздо дольше. Когда я перелистнула последнюю страницу, не верилось, что это всё. ВСЁ. Мир, созданный автором, остался в моём сердце.

И вот долгожданная премьера фильма по самому популярному циклу романов Кинга. Скажу мягко и однозначно — разочарована. Следующую часть смотреть не буду, лучше перечитаю книги. Сейчас дочитываю «Бессонницу». На очереди «Оно» и «Доктор Сон».

Евгения Борисова, писатель:

— Очень трудно определить любимую книгу у Кинга, потому что в каждую из них ныряешь и выныриваешь только к последней странице. Тем не менее, когда говорят про этого писателя, мне в голову приходит его роман 11/22/63. Потому что он нетипичный. Очень человечный, несмотря на то, что фантастический. Он про любовь и нежность. И это первая книга, которую я прочитала у Кинга, любовь к нему пришла именно через неё.

Что касается его триллеров, то меня подкупает вот что: его ужасы без монстров, зато часто с глубокой философской подоплекой. И мысль о том, что главный враг — внутри, а главное спасение — это любовь, мне очень симпатична. Я чувствую, что Кинг любит своего читателя, и хочет его не напугать, а чуть-чуть воспитать. В этом плане могу выделить «Ловца снов», «Противостояние» и «Худеющего».

Александра Бугаец, художница:

— Больше всего люблю «Тёмную башню». Интересно то, то Стивен Кинг вставил в одну из книг цикла самого себя. Даже описал встречу со своими же персонажами. А потом — собственную смерть.

А ещё мне очень нравится сериал, сценарий которого написал опять-таки Кинг — «Королевский госпиталь». Он начинается с того, что главного героя сбивает машина и он попадает в больницу. Самое интересное, что именно это с самим Стивеном Кингом и произошло. Так что, можно сказать, что отчасти сериал основан на реальном событии.

Ольга Редько, актриса:

— Кинга я для себя открыла очень поздно, буквально несколько лет назад. При этом мой супруг болел этим автором, он небольшой любитель читать, наверное, это единственный автор, которого он читал много. Я не бралась: ужасы, фэнтези — это не мой жанр, я больше люблю психологические драмы, про реальных людей и их внутренние переживания.

Несколько лет назад я решила: надо попробовать. И первая книга, которую я прочла — «11/22/63». И поразилась, что она не о страшном, а о любви, и внутреннем выборе человека. А это для меня главное в литературе, в кино, в спектакле — в любой драматургии.

Следующей книгой стал «Ловец снов». Это был какой-то кошмар. Треть книги меня одновременно жутко тошнило, физически, он настолько точен в описаниях, что книгу проживаешь с героями, и не могла оторваться. У меня вообще есть черта — когда у меня много работы, стараюсь не начинать новую книгу, потому что могу плюнуть на всё, пока не дочитаю. Ни работой, ни домом не заниматься, пока не прочту. Так было с «Ловцом снов» — читала его запоем, но переживала внутренний раздрай, мне было страшно, но я должна была читать дальше. В этом волшебство Кинга — несмотря на дискомфорт, мы готовы двигаться дальше, чтобы пройти через это. В этом есть его гений.

Сейчас мой сын читает Кинга на английском языке, и я очень этому рада. Он, конечно, мастер. Это литература, которую знать надо.

Сергей Спицын, журналист:

— Кинг помимо того, что умеет выписывать драматургию в 500-1000 страниц, мастер рассказа. Малые формы у него получаются блестяще. Они запоминаются также хорошо, как романы. В числе любимых у меня рассказ «Уилла». Поезд на вокзале сошёл с рельсов и все погибли. Пассажиры стали призраками, но всё ещё думают, что они живые. И один из духов ушел в город — сигарет не оказалось, это была девушка. Парень отправился за ней. И по пути он начал думать – с ним что-то не то происходит. Мощное нагнетание атмосферы во многих рассказах присутствует.

Ещё один мой любимый рассказ — «Человек, который не пожимал руки». Про странный клуб в Нью-Йорке, где один из участников рассказывает о том самом человеке историю. И рождается ощущение, что ты сидишь в комнате, с людьми, которые по очереди рассказывают загадочные истории. В сборнике «Четыре сезона» есть новелла в подобном духе.

Мне очень нравится рассказ «Вещи, которые остались после них», посвященный 11 сентября. В нём есть и реализм, и некий мистический момент — у человека, который работал страховым агентом и прогулял работу в день теракта, оказываются вещи его коллег, которые были в офисе, когда в здание врезался самолёт.

Есть масса других рассказов — «Дети кукурузы», «И пришёл Бука» — каждый из них затрагивает определенные струны, и все они совершенно разные. Мне нравится, что Кинг в прозе не эксплуатирует определённую тему, связанную с вампирами, зомби, пришельцами. Он очень разноплановый в поощрении человеческих страхов. В частности, рассказ «Карниз» о теннисисте, которого разъярённый муж его любовницы заставил пройти по карнизу на огромной высоте, пугает не меньше, хотя в нём нет мистики. И кажется, что события происходят если не с тобой, то уж точно в соседней комнате. Ты можешь осязать героев. И мне это особенно нравится у Кинга. И я не могу вспомнить его произведений, которые бы не дарили такого ощущения.

вверх