Вход
×
TELEGRAM-БОТ @A42RU_BOT ПОДПИСЫВАЙСЯ
Я УЖЕ С ВАМИ
Клик - клик! Сообщение!
Сорока

Зомбилабиринт и его ПОРОКи

Зомбилабиринт и его ПОРОКи

«Бегущий в лабиринте» стал третьим из экранизированных практически подряд young adult романов после «Голодных игр» и «Дивергента», и с самого начала качественно от них отличался. Однако вышедшая на этой неделе третья часть франшизы — «Бегущий в лабиринте: Лекарство от смерти» — доказала: все новые антиутопии, действительно, одинаковые, как бы хорошо всё не начиналось.

Текст: Настя Роску
Фото: kinobusiness.com

Между выходом второй и третьей части «Бегущего в лабиринте» прошло больше двух лет. В современном мире, где сообщение на другой конец света долетает за пару секунд, такой срок — невыносимо огромен. Есть проекты, которые могут себе позволить такие вольности, например драгоценный «Шерлок» и разрывная «Игра престолов». Проектам, чья фанатская база исчисляется не миллионами, такие «откладывания» идут только во вред. Никто не виноват, что главный бегун в лабиринте — Дилан О'Брайен — получил травму на съёмках, но момент был упущен. В начале 2017 года «Бегущий» ещё мог выстрелить, но к началу 2018-го его целевая аудитория повзрослела и слилась. Скорость смены интересов у тинейджеров — это вам не гриверы и не ПОРОК, сбежать не получится.

Антиутопия — жанр почти идеальный. В нём есть чёткая схема (злое общество — герои и помощники — бунт — революция) и при этом полный картбланш в средствах выразительности. Наворотить в такой истории можно всё, что угодно: можно жечь книжки, можно запрещать любовь, можно заставлять детей друг друга убивать, можно выращивать подростков с титановым иммунитетом, а потом выжимать их, чтобы вылечить этой пубертатной вытяжкой каких-то там заражённых. Собственно, что хочешь, то и делай.

И в начале они все (ну, кроме «Дивергента», с которым как-то сразу всё не так было), правда, увлекательные. Но с каждой новой частью все эти истории превращались в одну огромную неразличимую издалека (да и в близи) псевдогероическую массу, в которой одинаковые антуражи, декорации, друзья, враги, предательства; даже стремления и мотивация главных героев — и те одинаковые. В «Бегущем в лабиринте» зомби по обе стороны баррикад. У одних изо рта течёт чёрная жижа и есть железная отмазка, почему они так похожи — вирус. Другие выглядят прилично, но тоже идентично, и оправдания у них нет — разве что отсутствие фантазии у их создателей.

Всем этим молодёжным антиутопиям очень везёт с актёрами. У «Бегущего в лабиринте» есть Дилан О'Брайен, у которого всё с карьерой должно быть прекрасно, ведь он красавец и талантище, пара одарённых парней вроде Томаса Сэнгстера и Уилла Поултера и девушка Кая Скоделарио, от последний работ которой немного грустно тем, для кого имя Эффи — не пустой звук. Но даже хорошим молодым актёрам этой общей серости не победить, ведь начиная со второй части у них все меньше экранного времени, а у однотипных погонь и разрушения — всё больше.

Искусственно наращивая масштабы бессмысленных революций и полностью игнорируя маленькие трагедии героев, из который, по хорошему, и должен состоять фильм, создатели «Бегущего» в очередной раз подтверждают правило — чем больше, тем мельче. Раскрошив сюжетные линии и драматизм в пыль, они строят никому не нужную металлически-героическую конструкцию, в которой нет самобытности, только шум и скрежет. И опыт предыдущих историй из того же теста их явно ничему не учит, а иначе остановились бы ещё на первой части. «Из каждого лабиринта всегда есть выход» — утверждает слоган фильма. В данном конкретном случае, было бы лучше, если бы герои его так и не нашли.

«Бегущий в лабиринте: Лекарство от смерти» в кино

вверх