Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока

«Планета обезьян: Война»: дикие, дикие люди

«Планета обезьян: Война»: дикие, дикие люди

Серия фильмов об очень умных приматах и людях, с которыми они не в ладах, весьма долгоиграющая. Самый первый фильм франшизы появился на экранах в 1968 году. За без малого 50 лет своего существования истории удивительным образом удалось удержать зрителя и не скатиться до той точки, в которой от новости о выходе картины зрители закатывают глаза, задаются риторическим вопросом «Они ещё живы?» или печально констатируют «Как же надоели эти продолжения». «Планета обезьян» не надоедает. Новая часть в очередной раз это доказала.

Текст: Настя Роску
Фото: film.ru

Действие третьей части третьего перезапуска «Планеты обезьян» и девятого по счёту фильма франшизы разворачивается через два года после событий предыдущего фильма. Как и предсказывал Цезарь в конце «Революции», войны избежать не удалось. И вот армия людей и армия высокоразумных обезьян встречаются на поле боя.

Само слово «война» в названии даёт зрителю понять, что в ближайшие два с половиной часа его ожидает эпичная битва. Но в картине Мэтта Ривза всё совсем не так просто. Эффектные сцены драк, взрывов и погонь настолько грамотно вплетены в остросоциальный конфликт, что в отличие от других фильмов с эпичными названиями, «Планета обезьян: Война» даёт зрителю именно то, что обещает в заголовке. Война — это не большая драка, война — это противоречащее понятию гуманизма явление, психологии в котором всегда немного больше, чем крови.

Генератор конфликта — люди и их отчаянная вера в то, что именно они — единственные разумные существа на планете Земля. Это знание, впитанное нами из учебников биологии, не может быть предано сомнению, иначе мы просто сойдём с ума. Реакция людей, которые поняли, что рядом с ними живёт более развитый и перспективный вид, вполне объяснима. Все, кто имеют представление об эволюции, понимают, что виду более слабому рядом с сильным просто не выжить. В попытках показать превосходство человечество и раньше доходило до крайностей, поэтому наличие в фильме концлагерей для обезьян тоже вполне логично.

Помимо конфликта внешнего в «Войне» развивается и личная история главного героя Цезаря, который в силу некоторых трагических событий слетает с катушек. Обычно рассудительный и милосердный вождь приматов хочет мстить людям за себя лично и страдания всего своего вида, разрываясь между собственными тёмной и светлой сторонами. Боль душевная накладывается в фильме на боль физическую, превращая его из ожидаемого бомбического экшена в менее ожидаемую, но не менее бомбическую драму. А тут ещё под руку попадает маленький немой человеческий детёныш, который вносит полный раздрай в и без того шаткое равновесие героя. Как сказал бы Полковник «Вы, обезьяны, такие эмоциональные». Не то, что люди.

Человечество в фильме, как и в предыдущих частях, играет обслуживающую роль. На авансцене сплошь приматы, которыми создатели откровенно любуются, прописывая и прорисовывая каждый жест и взгляд. Единственный заметный герой из людей — Полковник. При этом сам жестокий лидер армии людей, несмотря на свою гегемонию в кадре по отношению к остальным представителям человечества, всё равно теряется на фоне убийственно реалистичных приматов. И даже Вуди Харрельсон, который крайне хорош в образах редких отморозков, ситуацию не спасает.

«Планета обезьян: Война» — мрачная история. Причём и визуально тоже — количество тёмных и почти бесцветных сцен в фильме зашкаливает. Подозревая, что картинка и глубокая трагичность главной идеи сделают фильм совсем уж тяжёлым, создатели добавили сюжету юмора, главный источник которого — «Плохая обезьяна» в исполнении Стива Зана. Но даже ему не всегда удаётся сбавить обороты эмоционального накала.

Фильм «Планета обезьян: Война», конечно, на любителя. Попытка создателей соединить экшен и глубокую мысль, придётся по вкусу немногим. Люди вообще не очень любят думать, что подтверждается даже в самом фильме. Но своего зрителя картина точно найдёт. И, возможно, удержит ещё на пару десятков лет, ведь концовка фильма выстроена так грамотно, что он способен стать и достойным финалом перезапуска, и стартом для нового продолжения истории, которая даже через полвека умудряется не терять актуальности и очарования.

вверх