Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока

И ещё пятьдесят оттенков банальности

И ещё пятьдесят оттенков банальности

Пытал вибратором и мазал мороженым половые органы – пожалуй, это всё, что нужно знать о том, что делал Кристиан Грей со своей новоиспечённой супругой Анастейшей в «Пятидесяти оттенках свободы». По совместительству эти две сцены – самые пикантные за весь фильм, где эротика по-прежнему выглядит стерильно, будто бы над ней поработал Декстер Морган. Вряд ли это хорошо, хотя кино, кажется, получилось бы плохим при любом раскладе: даже если бы режиссёр Джеймс Фоули превратил его в жёсткое порно.

Текст: Максим Полюдов

«Пятьдесят оттенков свободы» танцует под минимал на тех же граблях, что и предыдущая часть, снятая, к слову, тем же режиссёром. Это отчасти объясняет, почему ни в героях, ни в нарративе не видно какого бы то ни было роста. Ещё одна причина – фильмы снимались чуть ли не одновременно, один за другим, чтобы получить непрерывный связный «сюжет». Кавычки здесь неспроста: если первая часть «Оттенков» выросла из фанфиков «Сумерек», то третья, которая по логике вещей должна стать сильнее и взрослее, выглядит так, словно это те же фанфики, но созданные закомплексованной и неуверенной в себе школьницей.

Все эти яхты, лакшери лайф, красивые тела и светские тусы, по которым герои порхают, как бабочки (а попутно и жалят друг друга, если вы понимаете, о чём я), выглядят как мечта любой девочки, девушки или женщины – но, к сожалению, несбыточная, хотя и более реальная, чем любовь с вампиром. С другой стороны, «Пятьдесят оттенков свободы» пытается выйти из собственной зоны комфорта: софт-извращениям здесь уделено заметно меньше времени (а от БДСМ и вовсе ничего не осталось кроме бессмысленной «красной комнаты») и есть попытка затронуть важность семейных ценностей. Но эта попытка настолько нелепа, что кроме жеста «рука-лицо» вызвать ничего не способна.

Главная проблема осталась на месте: по уверениям и автора романов, и сценариста, любой конфликт можно решить с помощью секса – иногда с применением игрушек, иногда без. Сами же конфликты по-прежнему выглядят как подростковые драмы, поведение персонажей в них – не менее клишировано. «Клише на клише на клише на клише», если перефразировать известного грузинского певца с лейбла Black Star.

Диалоги и в этих, и в любых других ситуациях будто бы взяты из пабликов, где девушки считают себе богинями и совокупляются с нормальностью. Более банальные истории и фразы найти действительно сложно, от них клонит в сон, причём не образно. Об этом, в общем-то, я рассказывал в своей рецензии на предыдущую часть, и хотя фильм вроде бы другой, но прошлое ревью актуально и для него.

Поэтому если вам кажется, что в фильме совсем нет плюсов, вам не кажется. Даже традиционно сильный саундтрек здесь подкачал. Возможно, кто-то посчитает несомненным преимуществом обнажённую грудь Дакоты Джонсон, которую вываливают перед зрителем уже на первых пяти минутах и не останавливаются до финальных титров, – но только тот, кто не умеет пользоваться «Гуглом».

Подводя итоги: «Пятьдесят оттенков свободы» – отвратительное, бездарное и попросту безвкусное творение, порождение массовой культуры и современных трендов, на фоне которого даже экранизация Донцовой выглядит более перспективно. И всё-таки у него есть единственный плюс: оно наконец-то закончилось.

вверх