Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока

Владимир Синюков: «В Кемерове сложно с театральной культурой»

Владимир Синюков: «В Кемерове сложно с театральной культурой»

В конце марта в театре имени Евгения Вахтангова состоялась творческая лаборатория для молодых театралов страны. Одним из участников был кемеровчанин Владимир Синюков — артист эстрады и руководитель собственной арт-группы gaG. Журнал «Афиша» на A42.RU поговорил с актёром о театральной культуре в Кемерове, свободе творчества и Гае Ричи.

Текст: Настя Роску
Фото: из личного архива героя

ТЕАТРА ВАХТАНГОВА — ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ МИР

КАК ВЫ ПОПАЛИ В ТВОРЧЕСКУЮ ЛАБОРАТОРИЮ?

Помогла череда удачных случайностей. Летом в Крыму проходил образовательный форум «Таврида», открытый для всех желающих. Масштабное событие. Там собираются самые знаменитые представители творческой элиты: режиссёры, актёры, художники, музыканты. Прошлый год был годом кино, поэтому кинематографическое направление расширили: добавили мастер-классы, защиту проектов. Встречались с продюсерами фильмов «Викинг» и «Экипаж», Никитой Михалковым, Андреем Кончаловским. Под конец смены приезжал Путин. В какой-то момент появился слух о наборе в лабораторию театра Вахтангова. Я решил не упускать возможность и пошёл на прослушивание, прочитал несколько произведений и оказался в числе 37 человек, которых пригласили в лабораторию. Из Кемерова нас было двое: Ярослава Шелтрекова и я.

КАКОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ НА ВАС ПРОИЗВЁЛ ТЕАТР ВАХТАНГОВА?

Это параллельный мир. Тут не подходят какие-то обычные слова вроде «классно» или «здорово». Это театр-дом, настоящий храм искусства. Эмоции до сих пор переполняют. Эстетика театра поразила. Помню, когда в школе по истории проходили тему революции, меня очень интересовал этот феномен уничтоженной российской интеллигенции. Гениальных умов и истинных аристократов, которым пришлось уехать из родной страны, чтобы сохранить жизнь себе и своим семьям. Мне всегда хотелось таких людей повстречать. В театре Вахтангова работает интеллигенция. Ощущение, словно попал в то самое общество.

В ЧЁМ ЭТО ВЫРАЖАЕТСЯ?

Воспитание, манера себя вести — всё вокруг словно не из нашего времени. В театре Вахтангова даже говорят так, словно классиков литературы цитируют. И ведут себя подобающе. Даже мероприятия здесь с каким-то невероятным аристократическим флёром. В дни, когда в театре проходила лаборатория, вручали внутритеатральную премию «Человек театра». На сцену вышел художественный руководитель Римас Туминас, поздравил всех с днём театра и вручил награды, причём не только актёрам, но и всем работникам, чей труд зритель обычно не видит: гримёрам, костюмерам. Самое потрясающее — награда. Не просто конверт с деньгами или грамота, а золотая памятная брошь с драгоценными камнями в виде веточки сирени — любимого цветка Вахтангова. Так тонко это, проникновенно.

В КЕМЕРОВЕ НЕТ ТЕАТРАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ И ЭТО НАДО МЕНЯТЬ

ЧЕМУ ВАС ОБУЧАЛИ В РАМКАХ ЛАБОРАТОРИИ?

В первый день нам сказали, что цель лаборатории — проникнуться атмосферой театра, научиться работать с режиссёром, прикоснуться к настоящему театральному искусству. Это только звучит пафосно. На деле, это очень важный навык — понять и прочувствовать, как работает такая махина, в которой одна труппа — 100 человек. Изначально участники лаборатории должны были поставить спектакль на 37 человек. В итоге у нас получились наброски нескольких спектаклей. Хотя, мне кажется, главное, чему нас научили — так это тому, что можно работать 20 лет в одном спектакле и при этом каждый раз собирать аншлаги, выкладываться полностью.

ЭТО РЕДКОСТЬ В ТЕАТРАЛЬНОМ МИРЕ — 20 ЛЕТ ИГРАТЬ ОДИН СПЕКТАКЛЬ?

Зачастую нет, но, если брать кемеровские театры, то, увы, да. Не могу сказать с точностью за все театры — лично я работал в Кемеровском областном театре кукол имени Гайдара. Сейчас спектакли существуют не так долго, как раньше. Политика такая — поставили, как говориться, отчитались и всё. Бывает, что покажут спектакль пять раз в месяц, а дальше может лежать год. Грустно.

ПОСЛЕ ПОЕЗДКИ КАК ИЗМЕНИЛОСЬ ОТНОШЕНИЕ К КЕМЕРОВСКИМ ТЕАТРАМ?

Если честно, то после увиденного в театре Вахтангова про кемеровские театры говорить не хочется. У нас в театре кукол труппа замечательная, но вся эта бюрократия, это устройство административное. Вот пример. Мы после мастер-классов и репетиций уходили из театра Вахтангова часов в 12 ночи. Директор театра уходил вместе с нами. Где вы такое видели у нас? Такую отдачу от администрации.

КАК ВЫ ДУМАЕТЕ, С ЧЕМ ЭТО СВЯЗАНО?

Сложно сказать. Думаю, в первую очередь, проблема в том, что театр не функционирует как единый организм. Нет связи между администрацией и работниками, нет преемственности и уважения к труду других. В театре Вахтангова все равны, от художественного руководителя до работника гардероба. Даже к нам — ученикам, там относились как к равным. Все там ощущают сопричастность, которая рождает энтузиазм и желание работать. У нас такого нет и это нужно менять.

В ТЕАТРЕ МНОГО УСЛОВНОСТЕЙ

ВО ВРЕМЯ ЛАБОРАТОРИИ ВЫ ПОЛУЧИЛИ ВОЗМОЖНОСТЬ ПООБЩАТЬСЯ С НЕСКОЛЬКИМИ ВЫДАЮЩИМИСЯ РОССИЙСКИМИ КИНЕМАТОГРАФИСТАМИ. КАКАЯ ВСТРЕЧА ПРОИЗВЕЛА НАИБОЛЬШЕЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ?

Особенно запомнился курс режиссуры от Римаса Туминаса. Он и личным опытом поделился и рассказал как сам когда-то попал в театр Вахтангова. Встреча с Лановым была очень интересной. Говорил о работе, о ролях, о том, как играть спектакль десятки лет, и при этом не терять интерес к материалу, удерживать внимание зрителя. Шок был от встречи с Владимиром Этушем. Случайно увидел его у служебного входа и просто опешил. Он живая легенда. Надо понимать — человеку 94 года, из которых 72 он работает в театре. Я видел с ним три спектакля за это время и в каждом из них он разный.

У ВАС СВОЯ АРТ-ГРУППА GAG. КАК ОНА ПОЯВИЛАСЬ?

Началось всё в студенческие годы. Я хотел быть клоуном, даже проходил практику в цирке — ездил на гастроли по небольшим городам страны. Студентами мы все подрабатывали в ивент-сфере. Однажды пришла идея создать собственную группу, в которой можно будет совместить и цирковые элементы и эстрадные жанры.

СВОЕОБРАЗНЫЙ ГЛОТОК СВОБОДЫ?

Да, именно так. В театре много условностей. Элементарно, если ты артист театра кукол, то всю жизнь будешь работать с куклами. Арт-группа — это свобода творчества. Мы все в ней универсальные артисты, все делаем то, что нам близко и интересно.

ЕСЛИ БЫ У ВАС БЫЛА ВОЗМОЖНОСТЬ ПОЛУЧИТЬ РАБОТУ В ТЕАТРЕ ВАХТАНГОВА, НО ПРИ ЭТОМ ПРИШЛОСЬ БЫ ОТКАЗАТЬСЯ ОТ АРТ-ГРУППЫ, ЧТО БЫ ВЫБРАЛИ?

Выбрал бы театр. Сам себе такой вопрос задавал. Работу арт-группы всегда можно заморозить, а вот шанс поработать в таком театре — настоящая удача. На разных бизнес-тренингах уверяют, что искусство — это товар, который нужно продавать. Я не умею. Для меня это, в первую очередь, творчество. Поэтому даже с точки зрения финансов, ответ на этот вопрос для меня однозначен — точно выберу театр.

БИОГРАФИЯ В ЖАНРЕ ТРАГИКОМЕДИИ

РАБОТЫ КАКОЙ ТВОРЧЕСКОЙ ЛИЧНОСТИ ВЫ СТАРАЕТЕСЬ НЕ ПРОПУСКАТЬ?

Сейчас очень увлечён фильмами Гая Ричи. С нетерпением жду «Короля Артура», подозреваю, это будет чем-то очень специфическим. Мне нравится, что Ричи уже много лет не изменяет своему стилю. В цирковом жанре, конечно, восторгаюсь Джеймсом Тьерри — внуком Чарли Чаплина. Его творчество — это синтез эстрады и драмы. Лэнс Бартон — человек на которого стоит равняться, если речь идёт об искусстве иллюзионистов.

КАКУЮ ИЗВЕСТНУЮ ЛИЧНОСТЬ ВАМ БЫ ХОТЕЛОСЬ СЫГРАТЬ?

Не задумывался об этом. Любого бы сыграл, наверно, если бы роль была интересной. Говорят, что моё лицо под военную тематику подходит. Это вопрос типажа. Сказали бы мне: «Вова, сыграй Есенина». Я бы отказался. Какой из меня Есенин? Даже ростом не подойду. Скорее уж Маяковского тогда.

ЕСЛИ БЫ О ВАС СНИМАЛИ ФИЛЬМ, В КАКОМ ОН БЫЛ БЫ ЖАНРЕ?

Трагикомедия. Интересный жанр: люди весь спектакль смеются, а потом выходят из зала и понимают, что что-то их зацепило, заставило задуматься. Одновременно смешно и несмешно. Было бы здорово, если после просмотра фильма про меня, человеку захотелось быть всегда верным себе и не отступать. Самим собой оставаться в любой ситуации. Такая вот режиссёрская сверхзадача у меня в жизни.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

вверх