Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока

«Нездешние твари» и где они обитают

«Нездешние твари» и где они обитают

В творческом кластере «База» прошёл необычный музыкальный вечер, вдохновлённый произведениями Юрия Мамлеева. Сергей Лавлинский и сотоварищи помогли кемеровчанам погрузиться в необычную, инфернальную атмосферу и прочувствовать всю поэтическую силу русского писателя.

Текст: Анастасия Флегонтова
Фото: Георгий Шишкин

Рядом с импровизированной сценой стоит стол, на котором расположился «эзотерический натюрморт», состоящий из свеч, засохших цветов, находящихся внутри металлической лейки, и тройного подсвечника с накинутыми сверху чётками. Атмосфера и антураж оказываются вполне подходящими для столь необычного вечера.

Перед тем как начать знакомство с циклом Юрия Мамлеева «Нездешние твари», Сергей Лавлинский предложил присутствующим высказать своё отношение к его творчеству, начать «эзотерическое ток-шоу». Из зала потянулись первые комментарии:

«Была такая передача, где аудитория делилась на две группы: одна говорила, что стоит смотреть фильм, другая — нет. С моей точки зрения, Мамлеева читать стоит. Для меня это один из самых смешных писателей в истории мировой культуры, то есть он страшный, но и смешной. Пользуясь выражением Набокова, можно сказать, что он “вкусный”. Я бы сказал, что это о “нездешних тварях”, которые живут внутри каждого из нас», — говорит литературовед Андрей Павлов.

Далее Сергей Лавлинский вместе с Андреем Павловым при помощи доски и маркера схематично напомнили зрителям модель, по которой строится всё творчество Юрия Мамлеева. Оказалось, что реальность по Мамлееву представляет собой космос, в верхней сфере которого находится абсолют, а в нижней — бездна. «Нездешние твари» располагаются где-то посередине. При этом бездна и абсолют не являются антонимичными понятиями, создаётся ощущение того, что они взаимосвязаны, можно шагнуть из одного состояние в другое.

Мамлеев занимался метафизическим реализмом и утверждал, что всё то, что он изображает в своих произведениях, имеет непосредственное отношение к реальности. Сергей Лавлинский зачитал отрывок из интервью писателя, подтверждающий это:

«Все сюжеты моих рассказов реалистичны. Вот, например, история про женщину с ножницами. Это реальная история про женщину, у которой действительно мальчик ножницами испортил ковер. Какой-то дорогой. И она в ярости стала бить его ножницами, в месиво. Потом она пришла в ужас, утащила к врачам. А врачи говорят, что у него уже все косточки переломаны, уже ничего не сделаешь. Только рубить. Ну, отрубили ему руки. И она пришла домой и повесилась».

В итоге, после дискуссий пришли к выводу, что чем ниже человек падает в бездну, то тем больше будет вероятности того, что он достигнет состояния абсолюта.

«Может быть, все эти безумные истории рассказаны Мамлеевым для того, чтобы читатель упал в эту бездну и обнаружил свет, именно поэтому мы сказали в самом начале, что это безумно весело и смешно. Столкновение со смертью должно радовать, если оно не радует, то стало быть ты оказываешься той самой женщиной с ножницами», — заметил Сергей Лавлинский.

ДОЛОЙ ЛСД И АЛКОГОЛЬ

Часто хоть сколько-нибудь талантливых или необычных людей спрашивают: «Вы пишете свои произведения под алкоголем или наркотиками?». Однако исследователь шире, чем алкоголик, как заметила одна из присутствующих, поэтому Мамлеев отвечал на этот вопрос так:

«Я пишу свои произведения будучи трезвым, хотя использовал алкоголь в качестве допинга в самом начале своего творчества».

У Юрия Мамлеева были интересные размышления о соотнесённости разного рода допингов и стимуляторов с теми идеями, которые высказывает он.

«Поэтому долой ЛСД и алкоголь!», — воскликнул Сергей Лавлинский.

Перед второй частью всем желающим предложили прочитать первые полторы страницы романа Мамлеева «Шатуны». Любой человек мог взять книгу в руки и прочитать один абзац. По поводу этого романа одна французская писательница выразилась так: «Короткими, ёмкими фразами Мамлеев доводит своего читателя до полубезумия».

«МУЗЫКАЛЬНЫЙ КОКТЕЙЛЬ» ОТ НЕЗДЕШНИХ

После пятиминутного перерыва начался второй акт. Если первая часть была проведена в формате лекции, то вторая представляла собой атмосферное чтение произведений Мамлеева под музыку.

У микрофона декламировал стихи Сергей Лавлинский, за гитарой стоял Михаил Багаев, Вечеслав Втюрин отвечал за ударные, «Поливокс» находился под ответственностью Александра Папина. Также, как и в первой части, за микрофон мог встать любой присутствующий и с интонацией и чувствами, зарождающимися в тот момент в его душе, прочитать животрепещущие стихи, наполненные странными и необычными образами.

Музыкантам удалось погрузить зрителей в некий транс: кто-то танцевал, кто-то сидел задумчиво, потупив взор, а кто-то просто с любопытством наблюдал за необычным действом.

вверх